Политические проблемы международных систем и глобального развития - Политические науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Пятница, 09.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Политические науки

Политические проблемы международных систем и глобального развития

Ядерный могильник: карьер или курган?

Авторы:

Самаров В.Н.

Непомнящий В.З., фирма «Лаборатория Новых Технологий», Москва, Россия - Калифорния, США

Комлева Е.В., Институт философии и политологии, Технический университет, Дортмунд, Германия

Часть 1

 

Аннотация. Рассмотрены этапы исследований подземного хранения/захоронения ОЯТ/РАО. Отмечено появление нового потенциально значимого способа кондиционирования утилизируемых материалов. ГИП-кондиционирование может как результативно дополнить классические технологии хранения/захоронения, так и послужить основой новых. Приведен пример горно-геологических условий, для которых применение ГИП-кондиционирования и новых технологий наиболее вероятно при создании международного хранилища/могильника с наибольшим эколого-экономическим эффектом.

Ключевые слова: ядерная энергия, ядерные отходы, отработавшее ядерное топливо, международный ядерный могильник, горячее изостатическое прессование, геологические и горные технологии,Красноярск, Печенга, Росатом, горно-химический комбинат, Кольская горно-металлургическая компания, Россия.

 

Все знают, как решить проблему ядерных отходов. Нужно всего лишь найти для этого подходящее место

Грегори Яцко, экс-глава NRC, США

Вот и считай…

(Персонаж Сергея Юрского, фильм «Любовь и голуби»)

 

ВВЕДЕНИЕ

Существует целеполагание о стремлении к достаточно спорной радиационной эквивалентности продуктов завершающих стадий ядерного топливного цикла относительно исходного урана в руде. Мы предлагаем новую, более реальную, версию этого эколого-идеологического канонаРосатома: «Взял руду из горных выработок – верни отходы в горные выработки!»

В 2008г. в Государственной Думе РФ обсуждался законопроект о правовых условиях организации в России международных хранилищ ОЯТ (отработавшего ядерного топлива) в форме совместных предприятий под контролем МАГАТЭ. Сообщалось, что «сегодня хранение 1 кг ОЯТ или твердых ВАО (высокоактивных отходов) стоит около 2500 долларов».Принципиальная схема оценки услуг по хранению и конкретное расчетное обоснование этой цифры нам не известны. Но мы разделяем мнение: «Актуальность подходов к вопросам обращения с отработавшим ядерным топливом, обозначенных в законопроекте, требует пристального внимания к этой инициативе» (http://www.atomic-energy.ru/articles/2008/10/05/442?page=1375).

В работах (http://www.proatom.ru/modules.php?file=article&name=News&sid=570; http://www.atomic-energy.ru/articles/2015/04/20/56383; http://nuclearno.ru/text.asp?18152; http://www.greenworld.org.ru/?q=rao_21515) предложено применять горячее изостатическое прессование (ГИП) для кондиционирования контейнеров/пеналов с ВАО/ОЯТ. Обращаем внимание, что издания с разной позицией по отношению к ядерной отрасли сочли полезным это предложение опубликовать. Надо отдать должное, на просьбу о публикации ответил отказом российский представитель норвежской экологической организации «Беллона», которая считает своей обязанностью информировать общество и высказываться о практически каждом ядерном «чихе» на территории России, А.К. Никитин. Как не раз отказывал в публикациях без научной аргументации и Горный институт Кольского НЦ РАН – достаточно активный в прошлом участник исследований по проблеме радиоактивных отходов. Видимо, такое совпадение мнений с позиции «не пущать» вызвано и тем, что одним из регионов возможного применения ГИП-кондиционирования в составе ядерного кластера назван Кольский полуостров.

Заметим, что идея,варьируя наполнением, создавать кластеры, в которых ключевым элементом является ядерный могильник, не нова и активно продвигается Росатомом для площадок в Железногорске (ядерно-горно-химический) и Сосновом Бору (ядерно-металлургический).

 

В настоящей статье рассмотрено предположение о возможном влиянии ГИП-кондиционирования на основные составляющие процесса хранения/захоронения ВАО/ОЯТ. Думается, что это влияние может инициировать серьезные изменения подходов к стадии завершения ядерного топливного цикла, что, в свою очередь, обусловит заметный позитив в сферах ядерной/радиационной безопасности и экономики.

ИСТОРИЯ И ТЕОРИЯ

1. Для конкретности и допустимого упрощения рассматриваем как базу лишь один из вариантов последней стадии обращения с ВАО/ОЯТ – их захоронение. Его в международном контексте нужно считать основным. На такой вариант стратегически ориентируются главные атомные страны (США, ГЕРМАНИЯ, КАНАДА, ШВЕЦИЯ, ФИНЛЯНДИЯ, большей частью -ВЕЛИКОБРИТАНИЯ, ЯПОНИЯ, КИТАЙ). А также всеменее продвинутые в атомной отрасли страны, которые (к тому же) не производят собственного свежего топлива, а пользуются топливом лидера мировых поставок – США. Стадии захоронения во многом технологически близок вариант подземного долговременного хранения ВАО/ОЯТ «до периода востребованности СМАКа – сырьевого материала атомного комплекса» (терминология В.И. Полякова).

2. Доказано математическим моделированием, что в определенных геологических условиях экологически безопасное размещение ВАО/ОЯТ на заданные нормами сроки (десять тысяч, сто тысяч, миллион лет) принципиально возможно. Соответственно, определены допустимые, инструментально определяемые, исходные инженерные характеристики массива. Еще более убедительна апелляция к феномену месторождений твердых полезных ископаемых и природных ядерных реакторов. Месторождения суть, прежде всего, локализация. За миллионы лет существования их начальные геометрические параметры не изменились и содержимое (стабильные изотопы – химические аналоги радиоактивных) никуда значимо не мигрировало. Тот, кто утверждает/транслирует чужое мнение, что захоронение в принципе по данным естественных наук невозможно(например, «никто не может сегодня утверждать, что найден способ вечной надежной изоляции РАО», А.К. Никитин – с абстрактных позиций «вечной надежной изоляции», http://bellona.ru/articles_ru/articles_2013/1385551118.99), либо проявляет невежество, либо сознательно лжет. Условия надо выбрать хорошие из существующих в природе – это да. Объекты бывших месторождений, кстати, зачастую и есть указатель наличия таких условий. Ярчайший пример, хотя, отчасти, и чересчур прямолинейный подход, - захоронение РАО в соляных куполах (если соль сохранилась, значит вода там «дырочку не нашла»). И соблюсти ряд политических, экономических и социальных требований.

3. Выработаны два диаметрально противоположных, прежде всего из-за фактора воды, подхода к выбору места размещения могильника/хранилища. Ключевым является при этом вопрос приоритета относительно природных условий. Либо главным считают внешние климатические/температурные условия на поверхности Земли, исключающие/якобы исключающие появление подвижной воды в массиве пород (пустыни, зоны многолетней мерзлоты). Либо допускают наличие воды в массиве, но в небольшом объеме и с малой подвижностью, что обусловлено уже исключительно внутренними свойствами пород, вмещающих подземный объект, и геологической обстановкой вокруг них.Второй подход надежней, так как собственная стабильность хорошего массива и его свойств, которая не зависитот изменчивого климата, для времени жизни объекта более доказуема. Кроме того, вода, например, в объекте, построенном в пустыне, может появиться не только сверху при изменении климата, но и из глубин Земли без всякой связи с климатом (что доказано натурными геологическими исследованиями для проекта YuccaMountain).

4. Доминирующим является вариант захоронения/хранения ВАО/ОЯТ с применением специальных подземных комплексов, основные функциональные части которых, как правило, по конструкции и технологии строительства отличаются от наиболее освоенных горных выработок, массово применяемых при добыче полезных ископаемых. Особенно заметно такое отличие для самых ранних разработок. Зарубежные исследования таких комплексовимеют солидную историю (от 40-50 лет). Некоторые объекты уже находятся на пороге строительства. Это и хорошо, и плохо. Позитив: исследования и строительство детально проработаны технологически, нет шансов у классического магистрального зарубежного направления (Швеция, Финляндия, Канада – скальные породы высокого качества) серьезно найти компромат или существенно улучшить проекты в контексте экологической безопасности. Компромат могут найти лишь в тех случаях, когда разработчики отступают от магистрального направления или по типам пород (туфы – США, мерзлота, известняки, гнейсы – Россия), или по технологии поэтапного выбора площадки (Красноярск). Негатив: сохраненное для многократно зарезервированного запаса безопасности еще с теоретического этапа (40-50 лет назад, когда опыта и информации было мало) устремление к уникальности и сложности комплексов, естественно, привело к удорожанию и без того затратных подземных работ.

5. Немного подробней о недостатках процессакак бы выбора площадки вблизи Красноярска.Или ИСТОРИЯ И ТЕОРИЯ ПО-РОССИЙСКИ.

На первом этапе работ (http://vk.com/doc163126431_171585718?hash=e3b5c63b1520dc4123&dl=7e12b9b20b93f087af) еще как-то пытались соблюсти приличия в части подхода и критериев, хотя и тогда отрабатывали конкретное задание (найти вблизи Красноярского ГХК, а раньше – вблизи ПО «Маяк», http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=157), и наметили некие площадки. Но в итоге отбросили и эти попытки, а площадка стала другой. В сети временно выложены «Материалы обоснования лицензии…» по Красноярскому федеральному могильнику и подземной исследовательской лаборатории - ПИЛ (пресс-служба НО РАО - https://cloud.mail.ru/public/9V77/FKWiSgNcw; администрация Железногорска -  http://www.admk26.ru/mods/news/obyavleniya/show/?nid=9057). Решением о месте размещения объектов является схема территориального планирования Российской Федерации в области энергетики, утвержденная распоряжением Правительства РФ от 11.11.2013 № 2084-р (схема территориального планирования согласована заместителем председателя Правительства Красноярского края от 06.08.2013 №11-09995).

Исполнитель - ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами». Возможно, история возникновения НО РАО и связанных с ним структур достаточно оригинальна (http://kras.mk.ru/articles/2012/08/08/734364-posledstviya-yadernoy-redaktsii.html; http://www.uranbator.ru/content/view/13408/8/). В настоящее время (лучше поздно, чем никогда) уже пришло понимание, что основы, хотя бы, геоэкологии(гидрогеологии, инженерной геологии, геофизических исследований, геоэкологического мониторинга и геомиграционного моделирования) руководству и специалистам НО РАО все же знать надо (http://www.atomic-energy.ru/news/2015/11/02/60857).

Очень интересный документ. Комментируем лишь часть.

Таблица 8.1 (том 3, ответы на вопросы граждан):

п. 6.2. «В соответствии с ранее выполненными НИОКР существующие объекты ФГУП ФЯО «ГХК» не применимы для целей надежной окончательной изоляции заявленных количеств РАО 1 и 2 классов» (где опубликованы негативные результаты этих НИОКР, как они соотносятся с решением Росатомаутилизировать промышленные реакторы/хранилища пульп на месте их эксплуатации, а также с позитивным настроем многолетнего руководителя работ от ВНИПИПТ Т.А. Гупало - http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=157и члена Общественного совета Росатома, члена Ядерного Общества РФ и сотрудника Горного Университета О.Э. Муратова - http://www.greenworld.org.ru/?q=rao_report_25715 относительно 40-летних исследований в как бы ПИЛ – подземных выработках ГХК, а если из существующих подземных объектов заложить новые в новые части массива – они подойдут для РАО?);

п. 8.10. Ответ о зарубежных ОЯТ и РАО не убеждает. Ему противоречит, например, «Программа развития Кластера инновационных технологий ЗАТО Железногорск» относительно Красноярского ГХК. В этом документе рассчитывают на намерения «развитых стран мира» утилизировать ОЯТ и надеются, что они не изменятся и не понизят спрос на рынке таких услуг, что затруднило бы выполнение соответствующего направления Программы (раздел 1.3, пункт 2 подраздела «Факторы внешней среды, способные негативно повлиять на развитие Кластера», http://innovation.gov.ru/sites/default/files/documents/2014/22370/3587.docx). Задачей НО РАО определен поиск зарубежных инвесторов (http://www.mox26.net/2012/142; http://www.atomic-energy.ru/interviews/2010/02/21/31152), этот российский оператор интегрирован в международную экономическую структуру (http://www.atomic-energy.ru/news/2015/10/13/60450; https://vk.com/id163126431?w=wall163126431_1257). Планируется Международный центр ГХК по обращению с ОЯТ и РАО (http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=888). См. также анализ ситуации вhttp://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=5106; http://viperson.ru/wind.php?ID=678896 и более ранних работах этого автора; http://an.zapad24.ru/blog/mariya-dryganova/news/252-atomnyy-dekadans-sibiri.html. «Комбинат расположен в малонаселённом районе и располагает при этом развитой инфраструктурой по обращению с ОЯТ и уникальными геологическими условиями по изоляции высокоактивных отходов, что делает его первоочередным кандидатом на роль международного центра» (http://www.atominfo.ru/news/air017.htm);

п. 8.15. «Место расположения планируемого объекта и его первой очереди – подземной исследовательской лабораториибыло продемонстрировано докладчиками на карте-схеме в границах промышленной площадки ФГУП «ГХК», в 4 км от Изотопно-химического завода ФГУП «ГХК»»;

п. 9. «Организация системы физической защиты будет полностью соответствовать требованиям действующих норм и правил в области использования атомной энергии»;

пункты 15.3, 16.1, 17.4, 20.1, 22.1, 28.2, 30.1. «Транспортировка больших объемов РАО является деятельностью, связанной с повышенной опасностью, в связи с этим в России действует принцип приближения объектов окончательной изоляции РАО к местам их образования и накопления. ГХК является одним из крупнейших источников образования и накопления РАО в РФ»;

пункты 27.11, 2.1, 8.1, 8.8. Ответ содержит ошибку: часть работ выполнена на иностранные деньги (например, проекты МНТЦ http://www.istc.ru/istc%5Cdb%5Cprojects.nsf/0/16EC382B2AE6AA79C32569190048E1A5?OpenDocument; http://www.istc.ru/istc%5Cdb%5Cprojects.nsf/0/BFF9986A8A0B6364C3256B79002F9E6E?OpenDocument; http://www.istc.ru/istc%5Cdb%5Cprojects.nsf/0/1F272D0637D1A000C3256E45003AB1C4?OpenDocument; https://e-reports-ext.llnl.gov/pdf/321359.pdf и другие);

п. 28.1 «В Москве и Центральном федеральном округе не обнаружено потенциально пригодных для захоронения таких РАО горных пород, … отсутствуют высококвалифицированные специалисты, имеющиеся в атомных городах, к которым относится ЗАТО г. Железногорск».

Кратко обобщаем смыслэтих цитат/ответов:

московские специалисты указанной в п. 28.1 квалификации (которых, видимо неудачно, лишь после разработки «Материалов обоснования лицензии…», ознакомили с сутью геологических основ этого дела),

умалчивая/не зная о том, что причиной назначения Железногорска местом для создания могильника являются задачи по расширению ГХК (хороши или плохи эти задачи – отдельный разговор и не здесь, но фиксация их в контексте данной темы необходима, так как по-новому и без игнорирования отдельных фрагментов заставляет видеть исходную ситуацию, ход/особенности обоснования и следствия предлагаемой схемы создания могильника; особый российский подход: если бы в данном месте, выбранном в начале Атомного проекта СССР и при других целях и критериях, не располагался ГХК, никто и никогда применительно к мировой/федеральной проблеме захоронения РАО не узнал бы о существовании так многозначительно/недешево обсуждаемой сейчас формации с «уникальными геологическими условиями по изоляции высокоактивных отходов»),

подтверждая непригодность горного массива промплощадки ГХК для целей захоронения (хотя есть мнение, что уже существующие подземные сооружения ГХК используютсяи могут использоваться в качестве и ПИЛ, и могильника - https://www.iaea.org/OurWork/ST/NE/NEFW/CEG/documents/ws022009/4-5.%20Programs%20for%20Deep%20Geological%20Repositories%20and%20Underground%20Labs/4.7%20Creation%20of%20DGR%20in%20Krasnoyarsk%20Region%20Rus.pdf),

заявляя вопреки всей международной теории и практике («…тут не помню») о главном критерии выбора площадки для федерального/национального объекта не по принципу качества пород путем сравнения вариантов для территории страны в целом,

ошибаясь или лукавя в ответах (в частности, по поводу бывшего зарубежного финансирования и будущего статуса объекта),

убеждены, что, вроде как соблюдая теорию («тут помню…»), дорогую отдельную ПИЛ, для обоснования которой по состоянию на 2009г. пробурена лишь одна «глубокая», 600-метровая, скважина (https://www.iaea.org/OurWork/ST/NE/NEFW/CEG/documents/ws022009/4-5.%20Programs%20for%20Deep%20Geological%20Repositories%20and%20Underground%20Labs/4.7%20Creation%20of%20DGR%20in%20Krasnoyarsk%20Region%20Rus.pdf), на промплощадке ГХК(в массиве, для которого «геологическое строение подобно детально изученному массиву метаморфических пород, вмещающему подземные промышленные объекты Горно-химического комбината», http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=157) заново строить нужно (не делая даже попытки экономить на стадии предварительных исследований за счет затратных горных работ в условиях, когда в существующих подземных сооружениях ГХК такие исследования аналогичных вновь предлагаемым в пределах одной промплощадки горных пород   возможны, http://www.greenworld.org.ru/?q=rao_report_25715, тем более возможны во вновь созданных для РАО и их имитаторов с меньшими затратами дополнительных камерах единого подземного комплекса ГХК, который вечно работать под вчерашние и сегодняшние задачи не будет),

забыв, что ранее специально для выполнения функций ПИЛ на ГХК создали Научно-производственный центр геомониторинга (http://stevanivan.igp.ru/MINATOM/05/02/08.html), считали полезным «для отработки в натурных условиях технических решений по строительству и эксплуатации объекта (ПИЛ) в существующих сооружениях подгорной части Горно-химического комбината в ближайшие годы… создать филиал подземной лаборатории. Кроме того, целесообразно использовать существующие подземные сооружения ФГУП «ГХК» и рассматривать их в качестве первой очереди подземной лаборатории для выполнения некоторых специальных исследований, таких как отработка технологий создания системы инженерных барьеров и глубинного захоронения (https://www.iaea.org/OurWork/ST/NE/NEFW/CEG/documents/ws022009/4-5.%20Programs%20for%20Deep%20Geological%20Repositories%20and%20Underground%20Labs/4.7%20Creation%20of%20DGR%20in%20Krasnoyarsk%20Region%20Rus.pdf; http://www.atomic-energy.ru/articles/2011/06/15/23447) и утверждали: «Требуется продолжение исследований по варианту размещения могильника с использованием существующих подземных выработок…» (http://www.antiatom.ru/2007_3-28.php), а также «Уникальный подземный комплекс Горно-химического комбината представляет в настоящее время возможность отработки технологии длительного и окончательного практического изучения геофизических и геохимических процессов в породном массиве, которые будут протекать при окончательной подземной изоляции РАО», http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=157,

предлагают обществу верить (хотя в другой сопряженной «бумаге» Росатома уже и не верят, см. ниже ссылку на Э.Н. Безобразова), что, потратив затем миллиарды долларов, в 4 км от Енисея возможно удастся безопасно изолировать самые опасные категории РАО и обеспечивать их физическую защиту минимум сотни тысяч лет (до миллиона лет, http://vk.com/doc163126431_171585718?hash=e3b5c63b1520dc4123&dl=7e12b9b20b93f087af) по правилам сегодняшней российской энергетики, хотя могильник/геологическое хранилище вообще не предназначен производить энергию, а будет долго потреблять ее – поэтому нормами, правилами и схемами размещения энергетических объектов регламентироваться не должен (ни одна страна в мире такой регламентацией применительно к утилизации РАО не пользуется; относительно могильника в Сосновом Бору, например, дано разъяснение: упоминание о нем в схеме территориального планирования не есть директива для строительства, а всего лишь рекомендациядля резервирования места на случай, если решение о строительстве будет принято в дальнейшем и отдельно, http://www.atomic-energy.ru/statements/2015/08/03/58753).

Предлагаемая в том же самом горном массиве самостоятельная ПИЛ, которая на 2009г. имела в активе обоснования лишь одну «приличную» скважину, но все же недостаточной глубины, скорей всего, никогда не превзойдет по степени геологической изученности массива тот уровень (какой бы он ни был), что уже сейчас обеспечивают подземные сооружения ГХК после 60 лет эксплуатации.Тем более тот, что они могут обеспечить в дальнейшем. Прежде чем говорить об отдельной ПИЛ и далее об отдельном сложном комплексе могильника, достигнутый уровень знаний о массиве нужно бы детально изложить и обсудить. Допускаются же по конкурсу к оценкам состояния подземных выработок ГХК дажегражданские горняки (ПРОТОКОЛ № 140528/0464/318/2 очного заседания закупочной комиссии по рассмотрению заявок на отборочной стадии и подведению итогов по открытому запросу цен на право заключения договора на выполнение НИОКР «Определение остаточного ресурса комплекса подземных сооружений объекта 120»). Горные выработки – последняя инстанция при горно-геологической оценке (не зря же лаборатория - подземная). Они есть у ГХК. Следовательно, для первой и важнейшей задачи – оценки пригодности геологической среды для безопасного захоронения ОЯТ/ВАО она (ПИЛ) вряд ли нужна.

Еще один акцент в связи с ответом на многократно повторенный в таблице 8.1, но не вошедший в итоги пункта 9.8 вопрос «Почему объект строится в Красноярском крае. ЗАТО г. Железногорска?» - объект федерального, как минимум, и на миллионы лет значения, но никаких альтернативных вариантов по России даже приличия ради не предусматривалось, а «аккомпанируют» Росатому от лица человечества лишь жители ведомственного ЗАТО!?; https://cloud.mail.ru/public/9V77/FKWiSgNcw, том 3, а также http://viperson.ru/wind.php?ID=678896 и http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=6084 с комментариями.

Напомним, как диаметрально противоположно изменилась ситуация вокруг Железногорска. Площадку выбирали под исключительно военно-промышленный объект. При дефиците времени на геологию. При минимальной связи с внешним миром.Без крупного водоема объект работать не мог. На «гонку вооружений» комбинат достойно работал около 35 лет. Сейчас ГХК, трудно и долго перестраиваясь,практически полностью занят по гражданской тематике. Долгострою завода РТ-2 конца не видно. Появилась необходимость в опасных перевозках ОЯТ/ВАО по железной дороге с суммарным пробегом в миллионы километров (http://www.atominfo.ru/news/air017.htm). А каково будет с Балтийской/Белорусской АЭС везти ОЯТ/ВАО по железной дороге? Появилась необходимость в могильнике, для безопасности которого и страны в целомкрупный водоем рядом – плохо. Объект становится значимым на миллион лет и на миллиарды долларов затрат. Клиентами ГХК стали не только предприятия России, но и мира. Причем диаметрально противоположные результаты получились не сразу. А площадка – одна и та же!? Вот к чему приводит цепочка решений, которые, видимо, слабо оценивались в связке. И по факту площадку для могильника выбрали не специалисты Росатома, а люди Сталина. Ну, надо же приостановиться, перестать в спешке надстраивать все новые пристройки на старый «фундамент», который к тому же и не для них закладывался. Посмотреть назад и вперед полной мерой, сопоставить время, прошлое и будущее.

Недостатки/небрежности («при желании ссылаться там можно едва ли не на каждый абзац») в «Материалах обоснования лицензии…» (упоминания авторов о малой истории геологического наблюдения, их фактическое признание, что вода проникнет в могильник, а размещаемые под землей в 4 километрах от Енисея упаковки и могильник в целом не надежны по нормативным срокам и разрушатся) с позиций оригинально выраженной («Интеллектуальный уровень обсуждения проблем «атомного ренессанса» опустился ниже плинтуса, что называется.») объективностивидны и далеко не противнику ГХК и Красноярского могильника обозревателю Э.Н. Безобразову (http://www.uranbator.ru/content/view/12902/8/).

Вообще, история развития инноваций в Железногорске, в том числе, под эгидой Росатома, указывает на дисбаланс между прогнозами и результатами (http://www.uranbator.ru/content/view/12916/8/; http://www.uranbator.ru/content/view/13169/43/). Относительно могильника, при значительной неопределенности горно-геологических и социально-политическихусловий в интервале сотен тысяч и миллиона лет, этот дисбаланс может быть катастрофическим. Кто мог предсказать 150 лет назад, что Россия дважды сменит государственный строй, переживет две мировые войны, будет окружена недружественными государствами и будет жить под дамокловым мечом глобального терроризма? Можно ли создавать объект в центре России, тем более при легкомысленных ответах на серьезные вопросы, когда социально-политический базис его функционирования принципиально непредсказуем, а индивидуальное и общественное сознание далеки от идеального?Кроме того, нелишне помнить, что технические и организационные ошибки в ядерной отрасли СССР привели к Чернобыльской катастрофе, протестное движение в результате которой стало весомой частью процессов 1986-1991 годов с известными социально-политическими последствиями. Не хотелось бы событий, инициированных ошибочными решениями по Красноярску. Некоторые фундаментальные взгляды, например, на прогнозы и результаты, которые не стоит игнорировать при обосновании сверхдолговременного объекта изоляции ОЯТ/РАО, обозначены в разделе «Футурология и социоприродная безопасность ядерной энергии» работы (http://www.voskres.ru/economics/komleva.htm), а также в работе «Философские основания ядерного социума» (http://www.epmc.ru/docs/PhilBaseNS.pdf).

И последнее. Все ли аргументы за выбор площадки для Красноярской «подземной лаборатории» нам известны, если работы по площадке «первого попавшего» (без альтернатив) ему в российской практике такого объекта «сегодня» сразу и активно приветствует сторонний эксперт от «Беллоны» А.К. Никитин, который «вчера», не понаслышке зная о строящихся признанными лидерами подземных лабораториях/могильниках в Швеции и Финляндии (http://www.atomic-energy.ru/news/2015/11/16/61189),публично утверждал, что надежного способа захоронения в принципе не существует?Десять лет назад он же протестовал против планов переработки ОЯТ в Железногорске, рассматривая такие планы в контексте отходов не иначе как путь к «ядерной свалке» (http://www.uranbator.ru/content/view/13427/8/), хотя в то время площадку могильника здесь уже назначили для оформления «бумаг». Красноярск, не начав стройку и не сделав полноценную разведку массива, вдруг бьет все рекорды качества?Геологическое предвидение сталинизма и умение находить «самые лучшие в мире породы» опровергли принципы бывшего советского морского офицера, а ныне российско-норвежского эколога? Странная, однако, «Песня двуликого Варяжского гостя» складывается, если «мысли тайны от туманов» прочистить: «Норвежской границе -  нет, нет, нет. Енисею-батюшке – да, да, да!»

6. Да, ГИП-кондиционирование еще повысит уже избыточно высокую надежность обоснования экологической (геологической и технологической) безопасности таких классических зарубежных комплексов. Например, у шведов до сих пор (с ориентациейна выполнение норм безопасности в интервале,как минимум, 100 тысяч лет!) есть «ряд вопросов» к технологии изготовления медно-чугунных контейнеров хранения ОЯТ (http://www.atomic-energy.ru/news/2015/06/29/58003). Но надеяться при вычленении отдельных затрат на значимый плюсовой экономический эффект от применения ГИП-кондиционирования на таком магистральном пути не стоит.

7. Следует отметить, что еще в пору расцвета классических представлений ФРГ и ГДР показали на практике принципиальную возможность использования (полностью или частично) для захоронения РАО/подземных лабораторий готовых горных выработок подземных рудников («Ассе», «Конрад», «Морслебен»). На базе рудника «Конрад» в настоящее время готовят объединенный могильник на 300 тыс. кубических метров (http://www.atomic-energy.ru/news/2015/08/13/59017). С другой стороны, все остальные так часто упоминаемые специалистами Росатома зарубежные ПИЛ создавались «с нуля» потому, что рядом не было готовых подземных сооружений. Отдельная ПИЛ при наличии в ее ближней зоне готовых горных выработок – нонсенс (заумь, по-русски говоря). Бывшая немецкая (ныне российская, что так же как приведенные в данной статье материалы по Красноярскому ГХК отражает стремление Росатома закрепиться на западном рынке услуг в сфере РАО) компания NukemTechnologiesнаверняка чтит немецкие традиции «разработки и реализации экономичных проектов вывода из эксплуатации ядерных объектов, основанных на лучших стандартах и обеспечивающих нужный уровень безопасности и качества». (http://www.atomic-energy.ru/news/2015/10/28/60751).

Продолжение: см. часть 2

Категория: Политические науки | Добавил: Administrator (23.11.2015)
Просмотров: 324 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]