Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Пятница, 28.07.2017
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Политические науки

Политические проблемы международных систем и глобального развития

 

Ядерный могильник: карьер или курган?

Авторы:

Самаров В.Н.

Непомнящий В.З., фирма «Лаборатория Новых Технологий», Москва, Россия - Калифорния, США

Комлева Е.В., Институт философии и политологии, Технический университет, Дортмунд, Германия

Часть 2

Продолжение. Начало: см. часть 1

 

СОВРЕМЕННЫЙ ПРАГМАТИЗМ: ЗАДАЧИ И РЕШЕНИЯ

1. Тенденция, отмеченная главой МАГАТЭ. «Идея обращения с ОЯТ с участием нескольких стран уже назрела, в этой области ведутся исследования, но я считаю, что это тема должна обсуждаться в будущем», – сказал Ю. Амано, отвечая на вопрос о возможности создания международных центров для различных стадий ядерного топливного цикла (http://www.atomic-energy.ru/news/2015/06/22/57848). «Я рассчитываю, что страны-участники нашего агентства будут расширять сотрудничество с Российской Федерацией, разрабатывая совместные подходы к утилизации отработавших объектов, по обращению с радиоактивными отходами, что необходимо для дальнейшего развития атомной энергетики» (М. Зиман, http://ria.ru/atomtec/20151109/1317522495.html). И ни слова о санкциях!

2. Новые, «постклассические», исследования уже намечают, можно сказать, прорывные направления. Например, ставшая возможной только сейчас (фантазии-задумки были и раньше, в том числе и в России; есть сведения, что якобы "великобританская" идея глубоких скважин для захоронения ВАО еще в 80-х годах прошлого века пропагандировалась и разрабатывалась во ВНИПИпромтехнологии, за технологическую основу брали оборудование для скважин большого диаметра, которые многие годы бурились под проведение подземных ядерных взрывов) менее затратная (в этом можно не сомневаться) технология Великобритании – глубокие (до 5 км) скважины большого (до 60 см) диаметра (http://www.atomic-energy.ru/news/2015/04/16/56305;http://www.atomic-energy.ru/news/2015/05/05/56696).

3. Потенциям подобных прорывных направлений независимо от них (параллельный процесс) создают благоприятную правовую базу. Например, в России. Федеральный закон от 11 июля 2011 г. N 190-ФЗ «Об обращении с радиоактивными отходами и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» фиксирует, соответственно реальным трудностям приближающегося практического этапа массового вывода из эксплуатации ядерных объектов с наработкой большого объема отходов, явную и объективную тенденцию расширительного толкования мест их захоронения, вводя возможность захоронения «особых отходов» там, где первоначально это не предполагалось и возможность этого не изучалась (ныне же достаточно дать для таких мест благоприятный геолого-экологический прогноз на 1000 лет!?).Полезно вспомнить и обдумать в «общем строю» наиболее впечатляющие примеры мест захоронения «особых отходов» - Чернобыль и Карачай(http://www.atomic-energy.ru/news/2015/10/29/60788).

К сожалению, российские же нормативно-правовые документы разного уровня часто при таком расширительном подходе (в целом позитивном) не имеют фильтров против субъективных, граничащих с сознательной дезинформацией отнюдь не в интересах общества, оценок экологической безопасности (http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=6084 с комментариями), вплоть до подмены понятий (гранитоидыНижнеканского массива – кислые породы ипороды основного составаАтамановского кряжа Саян - гнейсы площадки заложения горных выработок Красноярского хранилища/могильника, которая лишь на 4,5 км удалена от Енисея, а пятью ручьями и малыми реками практически вообще связана с ним, и Красноярского ГХК – не одно и то же, ситуационный план http://www.atomic-energy.ru/news/2015/07/02/58084; http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=5226).Некоторые важные понятия («территория с активной промышленной деятельностью», «вблизи») законодательно не определены (http://www.atomic-energy.ru/statements/2015/08/03/58753), что осложняет, например, решение вопросов по месту могильника в Сосновом Бору.Поэтому целесообразно российские правовые документы и конкретные нормы, как минимум, тщательно сопоставлять с зарубежными. А в организации работ – ориентироваться на международные проекты.

Росатом расширяет спектр условий для применения категории «особых отходов»: отрабатывает технологии консервации/захоронения промышленных/военных реакторов (http://ria.ru/atomtec/20151110/1317755896.html; http://www.atomic-energy.ru/news/2015/07/29/58680; http://ria.ru/atomtec_news/20150709/1123345707.html; http://news.vtomske.ru/news/96689.html) и хранилищ жидких радиоактивных отходов Сибирского химического комбината (Томск) непосредственно на месте их расположения и обещает тиражировать эти технологии на других объектах (http://www.itar-tass.com/c96/935360.html). Не хотелось бы, чтобы подобное тиражирование затронуло при выводе из эксплуатации РБМК ЛАЭС-1, а потом и других гражданских станций.К февралю 2016г., кстати, Росатом обещал подготовить Концепцию вывода из эксплуатации АЭС с РБМК – вот и узнаем про конкретности тиража (https://vk.com/id163126431?w=wall163126431_1289). Надо полагать, что не обойдется без курганной технологии изоляции остановленных АЭС (http://www.atomic-energy.ru/technology/53116). В Железногорске законсервировано подземное хранилище радиоактивных пульп (http://spetsstroy.ru/pressroom/spsnews/25027/). Кроме того, в Железногорске, дополнительно к могильнику Нижнеканского массива, будут навечно захоронены непосредственно на месте их эксплуатации под землей промышленные реакторы ГХК и другие высокоактивные материалы (http://portal.tpu.ru/files/conferences/eers/2013/sec4.pdf; http://www.sibghk.ru/news/2207-gkhk-gotov-k-eksportu-tekhnologij-bezopasnogo-vyvoda-iz-ekspluatatsii-radiatsionnykh-proizvodstv.html; https://vk.com/id163126431?z=photo-66070450_386663518%2Fwall163126431_1288).

4. Зафиксируем, что в последнее время даже по отношению к высокоактивным и долгоживущим отходам в России применяют/допускают долговременную изоляцию в сооружениях на дневной поверхности – доступные для несанкционированного вскрытия курганы и болота с небезопасной начинкой. «Несколько Чернобылей» активности в озере Карачай оказалось достаточным (с точки зрения сегодняшних исполнителей) изолировать насыпным слоем грунта. При этом мало кто сообщил о необходимости на долгие годы вперед многотрудных исследований подстилающего/вмещающего массива и мониторинга загрязненных грунтовых вод (как планируют делать с помощью Красноярской ПИЛ, причем сперва нелишне было бы объективно изучить подземные шлейфы загрязнения дренировавшей из Карачая водой на разных стадиях его эксплуатации как хранилища ВАО). Если держать в голове и обсуждать публично проблему в целом, должна же возникнуть мысль, что возможна и многообещающая «золотая середина! Или выгодней тупо и примитивно (за государственные деньги) проталкивать «общественный одобрямс» Красноярского могильника? (https://vk.com/away.php?to=https%3A%2F%2Fyadi.sk%2Fi%2F3BWHoK_fkTzFx&post=163126431_1294; http://www.uranbator.ru/content/view/13481/8/).

5. ГИП-кондиционирование на таком «постклассическом» пути может очень даже быть востребованным. Оно позволит соединить достоинство классики (магистрально выбранные скальные породы) и современных, ориентированных на экономические реалии, направлений (устремленность без потери экологического качества на упрощение и удешевление применяемых горных технологий и комплексов).А также – снизить риск негативных последствий от завышенных оценок защитных свойств вмещающих хранилища пород, когда экспериментальные исследования этих свойств для имеющих незначительную историю детального геологического изучения (не наблюдения) массивов (к ним относится и горный массив размещения Красноярского ГХК/Красноярских могильников)подменяют в неразумных объемах математическим моделированием, а техническую ликвидацию потенциальных причин загрязнения «до того» – мониторингом загрязнения «после того». К тому же, возможно, частично удастся демпфировать плохую для РФ тенденцию (http://nuclearno.ru/text.asp?18164; http://interfax.com.ua/news/economic/274950.html) по выдавливанию Росатома с зарубежного рынка свежего топлива даже применительно к реакторам российского дизайна.Неоспоримая доля от ГИП-кондиционирования в суммарном экономическом эффекте уже может быть заметной.

ПРИМЕР ЭФФЕКТА В РЕЗУЛЬТАТЕ ГИПОТЕТИЧЕСКОГО ИЗБАВЛЕНИЯ ОТ ЗАТРАТНОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ ТЕХНОЛОГИИ ЗАХОРОНЕНИЯ

1. Швеция, 10 энергоблоков на трех АЭС, технология KBS-3, 4500 медных чехлов с ОЯТ (кассеты/топливные сборки) в стальных/чугунных капсулах по 12 ТВС в каждом чехле (http://rosrao.ru/wps/wcm/connect/rosrao/rosraosite/conversion/int_experience/8b2eec804473be61a5b7efc800b48570; http://publicatom.ru/blog/ecoblog/613.html; http://www.atomic-energy.ru/smi/2014/05/29/49243). Стоимость строительства шведского хранилища ОЯТ на площадке Форсмарк оценивается как 24 миллиарда шведских крон (2,7 миллиарда евро, это еще не «потолок», так как год от года цифру прогноза повышают, а строительство фактически еще не началось). Вместительность хранилища составит 12000-15000 тонн топлива по тяжёлым металлам (http://www.atominfo.ru/newsg/n0790.htm). Объем ОЯТ (видимо, упаковок): 20 тыс. куб. м) (https://www.iaea.org/OurWork/ST/NE/NEFW/CEG/documents/ws062006_10R.pdf).

2. Финляндия. Стоимость финского хранилища по той же технологии KBS-3 оценивается в 3 миллиарда евро (по другим данным - 3,3 миллиарда долларов). Вместительность хранилища составит 12000 тонн топлива по тяжёлым металлам. (http://www.atominfo.ru/newsg/n0790.htm).

Финляндия. Стоимость капитальных (на строительство) удельных затрат при захоронении ОЯТ: 3 300 000 000 долларов : 12 000 тонн = 275 000 долл./т.

3. США, Юкка-Маунтин, вместимость 77 000 тонн (http://energyfuture.ru/krax-proekta-yucca-mountain), стоимость хранилища неоднократно пересматривалась в сторону увеличения, при оценке в 100 млрд долларов финансирование и работы прекратили, удельные капитальные затраты (оценочно/по прогнозу) составляют: 100 000 000 000 долларов : 77 000 тонн = 1 300 000 долл./т.

ТАКИМ ОБРАЗОМ: опережающие оценки удельных капитальных затрат при классическом подземном захоронении ВАО/ОЯТ колеблются в зависимости от масштаба объекта, места размещения и разработанной технологии в пределах 275 тыс. долларов – 1 300 тыс. долларов за тонну утилизируемого материала (оценки объективно занижены, так как при реальном строительстве затраты будут больше).

4. Объем ВАО и САО для Красноярского геологического хранилища/могильника планируется (для поставоктолько от Красноярского ГХК, Сибирского ХК и ПО «Маяк») не более 160-200 тыс. куб. м (https://cloud.mail.ru/public/9V77/FKWiSgNcw, тома 2 и 3). По другим данным – 500 тыс. куб. м (https://www.iaea.org/OurWork/ST/NE/NEFW/CEG/documents/ws022009/4-5.%20Programs%20for%20Deep%20Geological%20Repositories%20and%20Underground%20Labs/4.7%20Creation%20of%20DGR%20in%20Krasnoyarsk%20Region%20Rus.pdf).

5. В первом приближении ясно, что эксплуатационные расходы при затаривании хранилища упаковками и его консервации для классического варианта будут не меньше, чем для новых направлений.

6. Если ГИП-кондиционирование будет обеспечивать гарантию герметичности упаковок на 100-1000 лет, то для новых направлений захоронения роль других инженерных и геологических/природных барьеров снижается, их можно минимизировать и весь эффект от разницы в капитальных затратах обоснованно можно отнести на долю ГИП-кондиционирования.

7. Конкретный пример при дальнейшем развитии, не снижая экологической безопасности, логики «постклассических» прорывных технологий. А логику эту развивать надо. Иначе бюджет Росатома существенно пострадает из-за значительных(предварительно 27 триллионов рублей) финансовых запросов на захоронение. Тем более, что «нефтегазовое счастье» покидает Россию надолго, если не навсегда (http://nuclearno.ru/text.asp?18198; http://www.promved.ru/articles/article.phtml?id=2819&nomer=94). А килограмм добытого урана на рынке стоит 90-100 долларов (http://www.kommersant.ru/Doc/2717810). По другим данным стоимость урана – 50 долл./кг, переработка ОЯТ – 1000 долл./кг (http://www.atominfo.ru/news/air017.htm).

Выводимый из эксплуатации карьер «Центральный» Кольской ГМК Норникеля. Проектная глубина - 400 м, выработанный свободный и доступный объем – сотни миллионов куб. м (http://www.kolasc.net.ru/russian/innovation/ksc70/3.7.pdf). Для сравнения: «В РФ в течение 45 лет было удалено в глубокие изолированные горизонты-коллекторы около 50 млн. м3 жидких РАОкомбинатов ГХК и СХК» (https://www.iaea.org/OurWork/ST/NE/NEFW/CEG/documents/ws022009/4-5.%20Programs%20for%20Deep%20Geological%20Repositories%20and%20Underground%20Labs/4.7%20Creation%20of%20DGR%20in%20Krasnoyarsk%20Region%20Rus.pdf). Ситуация изначально была более тяжелой – отходы в подвижной форме. Но геологические условия заблокировали им выход на земную поверхность.

Капитальных затрат при использовании карьера в качестве хранилища/могильника твердых отходов практически не требуется/они несравнимо малы. Возможно без существенного изменения запасов свободного пространства утилизировать даже без бурения скважин, просто послойно на стеллажах/в штабелях с буферной породной засыпкой для дополнительной гарантии исключения негативных процессов в зоне захоронения, начиная от дна карьера, объемы ВАО/ОЯТ, эквивалентные объемам СОТЕН классических объектов подземного захоронения шведско-финских, СОТНИ объектов типа Юкка-Маунтин/Красноярского и СОТЕН объектов согласно недавно предложенной курганной технологии. При необходимости хватит места и для других категорий РАО (например, Ленинградской и Архангельской областей; это, и не в первый раз, обсуждали в достаточно представительной аудитории еще в 2000г., http://nuclearno.ru/text.asp?1325; http://enu.kz/repository/repository2012/NNC_RK_Bulletin_4_12_2002.pdf).Тем более, что от концепции подземного могильника РАО «с нуля» в Ленинградской области готовы отказаться из-за его высокой стоимости (http://www.atomic-energy.ru/statements/2015/08/03/58753; http://top.rbc.ru/spb_sz/15/07/2015/55a6058e9a79475cb1318d71).

Если Росатом запустил и планирует в производство засыпку своих выведенных из эксплуатации объектов (в том числе, с облученным графитом, углерод которого способен встраиваться в биологические цепочки) тут и там, то почему не делать такую изоляцию «на десятки тысяч лет» и «впервые в мире» (http://www.atomic-energy.ru/news/2015/08/03/58750; http://www.atomic-energy.ru/statements/2015/08/03/58751) применительно к какому-то объему наиболее опасных отходови возвратных, возможно, материалов в глубоком и вместительном карьере, расположенном в малонаселенной местности? Отказ от «засыпки в карьере» можно, видимо, понять лишь в том случае, если и впрямь наращивание (Сайда-Губа, Приморье, Томск…) на дневной поверхности числа опасных объектов (как часто декларируется, минимум, всего лишь, на 100 лет) даже не в результате аварий, а штатно – это показатель высоких технологий и небывалого прогресса.

При таком наращивании, однако, удобно не видеть факты (пока самопроизвольного, не целенаправленно принудительного) распространения техногенной радиоактивности во времени в среде обитания человека, поступающей из зоны Чернобыльской АЭС, хвостохранилищ урановых месторождений и других наземных объектов атомной отрасли. Да и вряд ли уместны по поводу новых объектов с новыми печальными проблемами приповерхностного/подземного захоронения на миллион лет бодрые рапорты и планы типа «в Челябинской области решена многолетняя проблема с печально известным озером Карачай» (сделанное сейчас по акватории не делает безопаснойдаже в мирные и без диверсий долгие годы территорию бывшего озера), «контролируемое хранение ТРО»/могильник на ГХК (http://www.atomic-energy.ru/news/2015/11/11/61087) и «перевод объектов из контролируемого состояния в окончательно безопасное» (http://www.atomic-energy.ru/news/2015/11/10/61036). Даже некоторые студенты-ядерщики понимают, что дело обстоит иначе: «Но даже если Карачай навсегда исчезнет с поверхности земли, еще долго останутся проблемы, связанные с ним» (http://www.polar.mephi.ru/ru/conf/2000/6/8.html).

Рапорты о победах в сфере обращения РАО, к тому же, иногда снабжены неудачными стилистически заголовками. Например, статья «До нас наследили - нам прибирать» (http://www.atomic-energy.ru/SMI/2015/11/10/61047). Хотелось бы напомнить, что проблема российских РАО – это не итоги нашествия инопланетян. Это результат работы Минатома по выполнению важнейшей государственной задачи любой ценой и при дефиците времени. Наконец, и сейчас Росатом тратит на РАО немалые деньги. Поэтому, нужны более разумные решения и речи. А не позы героев и страдальцев. Чтобы лет через сто другие люди российского же государства не переделывали кардинально нынешние достижения.

И уже положено начало процессу: в Росатоми управление президента РФ сделан запрос о возможности замены могильника в Сосновом Бору могильником на Кольском полуострове (http://karpovka.com/2015/07/28/247524/; http://nevnov.ru/building/raznoe/uchenye-na-kolskij-poluostrov-realno-perenesti-sotni-finsko-shvedskix-yadernyx-zaxoronenij-ili-mogilnik-v-sosnovom-boru/).На Северо-Западе России Росатом ищет альтернативу площадке Соснового Бора, выбранной, во многом, по признаку удобного соседства, и технические решения, позволяющие оптимизировать стоимость объекта (http://www.atomic-energy.ru/statements/2015/08/03/58753). Европа, естественно, отслеживает ситуацию (http://rus.err.ee/v/foreign/a5dc5130-c544-43d7-a449-cca3f261f82b/evrokomissiya-otslezhivaet-plany-rosatoma-po-khranilishchu-radioaktivnykh-otkhodov-v-sosnovom-boru). Относительно Соснового Бора, речь идет не только и не столько о могильнике. Как и в Красноярске/Железногорске, могильник есть лишь один из необходимых элементов достижения более серьезной цели – создания комплексного ядерного кластера далеко не регионального уровня (http://www.dglo.ru/news/2015-10-23/yadernoey-lobbi-v-sosnovom-boru/).Кстати, и металлургическую функцию этого кластера в Ленинградской области можно реализовать в п. Никель на базе выбывающей инфраструктуры Кольской ГМК.

На очереди в едином процессе – Красноярск?Причем приходит понимание, что взаимосвязь ядерных объектов разных регионов достаточно сложна и серьезна (https://vk.com/id163126431?w=wall163126431_1261; https://vk.com/id163126431?w=wall163126431_1266). Генеральная прокуратура РФ, например, изъявила, после многочисленных заявлений граждан в разные государственные инстанции, согласие с необходимостью рассмотреть положение дел с Красноярским могильником (https://vk.com/id163126431?w=wall163126431_1207; https://vk.com/photo-66070450_380049291). Если, как показывают многочисленные обсуждения и даже собственные документы Росатома, его специалисты затрудняются объяснить выбор промплощадки ГХК в качестве места для федерального могильника, то, может быть, следует (для удобства отвечающих) переформатировать объяснения в ракурсе возможности/невозможности замены площадки вблизи Красноярска на другую и в другом регионе (Печенга или Краснокаменск, обе площадки предполагают использование готовых подземных выработок и данных детального многолетнего геологического изучения)?

Напорных глубинных/артезианских вод в карьере нет (как не замечены они многолетней практикой и в подземных рудниках Печенги, какой концентрированный для сравнительно небольшой территории опыт гидрогеологических наблюдений и регулирований в сопоставлении с поинтервальной гидрогеологиейприменительно к Кольской сверхглубокой скважине может быть востребован!). Аналоги Енисея, который значимо влияет на водный режим соседних горных массивов, рядом не просматриваются. Системой горных выработок территория в глобальном смысле дренирована. Свежая вода ежегодных природных атмосферных осадков, поступающая естественным путем в карьер, с глубин 300-400 м вверх к земной поверхности не пойдет. К тому же имеет место переток воды со дна карьера в подземные выработки рудника «Северный Глубокий» (что гарантированно исключит даже теоретическую возможность появления переносчика радионуклидов к земной поверхности).Система «карьер-подземный рудник» обеспечивает для могильника во вмещающем горном массиве дополнительный защитный барьер – воронку депрессии (которая засасывает метеорную воду), а также – легко предсказуемое и контролируемое перемещение воды в них.

Вода природных осадков со дна карьера посредством естественного дренирования будет уходить в «пруды-отстойники» огромных объемов подземного рудника либо дренировать на большие по сравнению с зоной размещения ОЯТ/РАО глубины внутри пород Земли.Вода будет уходить со дна карьера, всегда подвергаясь процессам очищения(если будет еегипотетическое загрязнение в зоне размещения РАО/ОЯТ) в огромных подземных пространствах. И само дно бывшего карьера,при необходимости,можно заранее (по технологии «омоноличивания» и удержания радиоактивного ила, примененной в Железногорске и Томске, на озере Карачай и других объектах ПО «Маяк»: http://www.atomic-energy.ru/news/2015/10/29/60788; http://www.atomic-energy.ru/news/2015/10/30/60829) подготовить к функции изолированного «пруда-отстойника» - распространенного элемента многих ядерных технологий.

«Северный Глубокий» - уникальный рудник, который ко времени обустройства и эксплуатации карьера по новому назначению будет, скорей всего, также закрыт применительно к добыче медно-никелевых руд из-за их исчерпания. «Северный Глубокий», сочлененный с карьером «Центральный», - один из крупнейших подземных рудников в цветной металлургии (глубина ствола - 1280 метров, http://balum.us/ru/news/184/). Объемы его отработанного пространства, которые со временем также станут свободными, - резерв не только для направленного и без участия человека отвода воды из карьера, но и, при необходимости, для образования дополнительных (уникальность и в сочетании двух типов крупных горных выработок) секций хранилища/могильника.

Куда за долгие-долгие годы будет уходить вода из Красноярского могильника и откуда вода будет поступать в него, если рядом находится очень динамичная, даже без возможных неприятностей с плотинами Саяно-Шушенской и Красноярской ГЭС, водная система – Енисей? Характерно состояние туннеля под дном Енисея в Железногорске. При строительстве подземных сооружений ГХК через трещиноватый горный массив были прорывы воды в них, http://www.tipazheleznogorsk.narod.ru/historyr.html. В районе Железногорска обнаружены млекопитающие, живущие в пещерах http://redbook24.ru/mlekopitayushhie/nochnica-dlinnoxvostaya.html, что может свидетельствовать о наличии карста. С 1988г. в районе Красноярска все чаще фиксируются наводнения из-за природно-техногенного изменения гидрологического режима в пойме Енисея, http://www.plotina.net/stroiteli-protiv-eniseya/. При оценке специалистами «Гидроспецгеологии» комплексного состояния систем контроля гидрогеологической обстановки на предприятиях отрасли, ГХК (как и более половины остальных) не назван в числе объектов Росатома, на которых ситуацию можно было бы назвать терпимой (http://www.atomic-energy.ru/articles/2015/10/20/60600).

А если наложить на ситуационный план строительства Красноярского могильника, для сравнения, шлейфы реального загрязнения за 60 лет (например, данные 20-летней давности: линза подземных вод объемом 4-5 млн куб. м, на глубину 100 м и площадью 10 кв. км, дальность влияния с учетом уклонов грунтового горизонта до 2-5 км и более,скорость продвижения фронтав толще андезит-базальтовых порфиритов достигает 75-100 м/год,http://www.vniitf.ru/Karachay/Russian/Subject/Subject.htm;http://www.polar.mephi.ru/ru/conf/2000/6/8.html; http://www.nuclearpolicy.ru/publications/rezonans/rez7.shtml) подземного пространства вглубь и вширь от озера Карачай (особенно данные дренирования через горный массив загрязненных вод в реки Мишеляк и Теча), не придется ли потом трудно доказывать, что подобных шлейфов и дренирования в Енисей не будет? Андезит-базальтовые порфириты не более проницаемы гнейсов площадки Красноярского могильника. Наибольшее загрязнение из Карачая (как пока установлено, http://www.atomic-energy.ru/articles/2013/03/25/40689) идет не по рыхлым породам на поверхности, а по скальному основанию на глубине 75-100 м от подошвы озера-могильника. Не значит, что нет загрязнения глубже, просто глубже не бурили. В Железногорске подход аналогичен: бурение и изучение гидросистемы ниже предполагаемой подошвы могильника – нет, нет и нет…

Известно, что скважины питьевого водоснабжения в Томске и поселке Новогорном значимо и опасно обусловили характер движения загрязненных в результате работы СХК и ПО «Маяк» подземных вод. Трудно себя убедить, что Енисей слабее упомянутых скважин при сборе воды формирует подземные водотоки.

Для унификации специфических работ в зоне размещения ВАО/ОЯТ применительно к Печенге многие операции и оборудование при создании и эксплуатации секций как в карьере, так и в подземных выработках могут быть заимствованы из технологических предложений (работа не пропадет) по непосредственно камерам для отходов в Красноярском хранилище/могильнике(https://cloud.mail.ru/public/9V77/FKWiSgNcw, том 3). Весьма важно, что Россия (Росатом, ВНИПИпромтехнологии) может применитьздесь (самостоятельно или совместно с Великобританией)технологию глубоких скважин.Равно как и ПИЛ в целом, проектируемая для Красноярска, может быть с большей пользой реализована на Печенге (если уже установлено – таблица 8.1 тома 3 и http://viperson.ru/wind.php?ID=678896, что «в соответствии с ранее выполненными НИОКР существующие объекты ФГУП ФЯО «ГХК» не применимы для целей надежной окончательной изоляции заявленных количеств РАО 1 и 2 классов», то какова объективная вероятность, что созданная рядом в том же/таком же (http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=157) горном массиве ПИЛ приведет к положительному заключению? Ответ: близкая к нулю). И «засыпку в карьере» по задумке можно делать как в Томске, Красноярске и на будущих объектах курганной технологии, а по исполнению – лучше и, опять же, дешевле, так как на Кольском полуострове ассортимент минеральных буферных заполнителей с разными функциями защиты обширней.

Печенгская ПИЛ (в готовых выработках или сопряженная с ними) положит начало новому ГХК – уже международному и в условиях хорошо (и несравнимо с Красноярским могильником) изученных и пригодных для захоронения/хранения ВАО/ОЯТ геологических формаций.ГХК, который объединит новый способ кондиционирования изолируемых материалов и наземно-подземный способ их размещения. Международному с самого начала и открыто. А не как Красноярский могильник, который пока афишируют как исключительно российский, а исподволь уже сейчас пытаются стыдливо (стыдиться нужно не статуса, а места могильника)готовить как международный (как и Краснокаменский, http://zabinfo.ru/24782).Могильник в карьере (конструкция, наполнение, предвестники и развитие появляющихся рисков и аварийных ситуаций, природные и антропогенные нейтронные потоки) открыт для независимого контроля, в том числе и из космоса, на всех стадиях его строительства и эксплуатации, а также после консервации (то есть на долговременной стадии его «жизни» в качестве самоорганизующейся природно-техногенной системы).

Экономия только на капитальных горно-строительных затратах вспомогательного назначенияпри переходе от национальных (российского– Красноярск и зарубежных)классических подземных хранилищ/могильников к такому международному объекту составит минимум СОТНИ миллиардов долларов.Первые деньги, связанные с возможным отказом Росатома от строительства подземного могильника в Ленинградской области, уже можно плюсовать в суммарный будущий итог продвижения по такому пути. На котором Росатом (позиционирующий себя как мирового лидера на рынке полного спектра ядерных услуг, http://www.atomic-energy.ru/interviews/2015/11/16/61192 и преобразующий РосРАО в ОАО, http://ria.ru/atomtec_news/20150810/1176578439.html)и Норникельне только много не затратят, но много будут зарабатывать.Естественно, значительно снизятся и затраты времени на ликвидацию опасных наземных хранилищ ВАО/ОЯТ (например, при АЭС), что особенно важно в наше тревожное время.

Интересно, что именно в этой сфере отмечают наибольшее стремление и продвижение Росатома за пределы исключительно собственных профессиональных компетенций и финансовых возможностей (http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=6359).Да, в целом «Госкорпорация «Росатом» приняла для себя решение развивать новые технологии в первую очередь силами своих собственных предприятий. На мой взгляд, вовлечение внешних игроков в создание особенно неспециализированных решений могло бы быть более широким, что позволило бы снижать издержки на решение непрофильных задач. Хороший пример государственно-частного партнерства развивается в области вывода из эксплуатации радиационно-опасных объектов. В этом направлении в России, как и во многих других «ядерных» странах, роль частного бизнеса достаточно велика, и мы видим, что неаффилированные с Госкорпорацией компании реализуют целый ряд проектов по ее заказу» (http://www.atomic-energy.ru/interviews/2015/11/09/61008). Правда, есть и иное. Недавний опыт частно-государственного партнерства по новому направлению в ядерной отрасли (свинцово-висмутовый быстрый реактор: Росатом+ОАО «Иркутскэнерго») оказался неудачным (http://www.rosatom.ru/journalist/interview/4a31c2004e585204b64ffe0dc71bedfe; http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=6232 с комментариями).Не сработались российские участники ни по техническим, ни по финансовым параметрам. Но тогда тем более проект крупного могильника нужно подводить под международный контроль.

Пора просить для Печенги статус Территории опережающего развития/Особой экономической зоны.Краснокаменск уже вступил в эту фазу (http://www.atomic-energy.ru/news/2015/10/20/60581). Да, Россия во многом справедливо связывает свое будущее с Арктикой. Но активно и по прежней «колее» рекламируемые сейчас проекты, мягко говоря, если трезво мыслить, уже не впечатляют: углеводороды арктического шельфа исчезают за горизонтом планирования без надежд вновь стать предметом конкретных дел, Северный морской путь может постичь та же участь (http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=6196). Мурманский транспортный узел свелся в основном к перевалке угля, да и это уже ограничено слабой пропускной способностью Октябрьской железной дороги на Кольском полуострове. Что остается стратегически? А Печенга имеет хороший выход к морю. К тому же, уже начинают задумываться о будущих функциях действующей инфраструктуры РосРАО на Кольском полуострове (аналогично судьбе инфраструктуры медно-никелевых месторождений), так как конец ее использования по прежнему назначению не за горами (http://www.b-port.com/news/item/162438.html; http://www.atomic-energy.ru/news/2015/09/29/60091).

Важно, что возможен и нужен компромисс. Надо успеть, максимально используя готовую научно-техническую и производственную базу (как ядерной, так и других отраслей промышленности), сформировать на международном уровне, с удобной логистикой, высокой коллективной безопасностью и в технологических традициях большинства стран российский приоритет для завершающей стадии жизни ядерного топлива и без его радиохимической переработки (что более приемлемо для зарубежья, учитывая господствующие там взгляды на оценку технологий с позиций нераспространения и экологии), значительно и нестандартно усиливая, тем самым, набор потенциальных предложений и партнеров (в том числе, вне ядерной сферы) Росатома. Этот приоритет не будет противоречить внутреннему национальному курсу на переработку российского отработавшего топлива, но дополнит его новой международной нишей весьма прибыльных услуг. А ВАО будущей радиохимии Красноярского ГХК после ГИП-кондиционирования несложно перемещать в могильник Печенги (Таймыра/Краснокаменска).

Идея создавать в России международные центры технологий различного завершения ядерного топливного цикла разумна. Но стремление строить дополнительный подземный объект, исключительно для долговременной/окончательной изоляции ВАО/ОЯТ, в Железногорске вряд ли может быть хорошо обосновано.

На наш взгляд, на Кольском полуострове действительно стратегическую, особую,непривычную для широкого круга специалистов перспективу (если понимать под стратегическим период не в 10-20 лет) имеют в немалой степени объекты Норникеля, которые необходимо комплексно с новым целеполаганием изучить и адаптировать к задачам Росатома и международным потребностям. Странно и ошибочно, что в последние годы представители Норникеля не входят в руководящие органы региональных научно-производственных форумов, вырабатывающих горнопромышленные перспективы. Примеры таких форумов: «Экологическая стратегия развития горнодобывающей отрасли - формирование нового мировоззрения в освоении природных ресурсов», 2014г. (http://www.goikolasc.ru/sites/default/files/inform.pdf); «Горнодобывающая промышленность Баренцева Евро-Арктического региона: взгляд в будущее», 2015г.(http://conference.ncci.ru/organizers); «Глубокие карьеры», 2015г. (http://www.goikolasc.ru/sites/default/files/conf_glyb_kar.pdf; а в программе отсутствуют доклады по карьерам Норникеля). Налицо какое-то размежевание интересов. Кроме того, вниманию Росатома могут быть предложены закрывающиеся/закрывшиеся/работающие не с полной нагрузкой подземные сооружения и других владельцев. Может быть, некому разъяснить эти новые перспективы региональному горно-геологическому сообществу?Хотя именно специалисты Кольского НЦ РАН, имея немалый опыт освоения бюджетных и иных средств на ознакомление с проблемами захоронения РАО (равно как шельфа и Севморпути), должны бы это сделать. Видимо, некоторым из них удобней «пережевывать» чужие идеи о могильниках в многолетнемерзлых породах (http://www.goikolasc.ru/sites/default/files/mon_Amos_2_0.doc), когда даже авторы этих идей (ВНИПИпромтехнологии) от их реализации на Новой Земле, в Якутии и на Чукотке отказались (http://viperson.ru/wind.php?ID=678896; http://www.atomic-energy.ru/news/2015/02/02/54575). А Горный институт КНЦ РАН почти 20 лет настойчиво отказывался заниматься Печенгой применительно к проблеме захоронения РАО, все более отдавая инициативу другим.

Кстати, системой «карьер-подземный рудник» (карьер «Центральный», который скоро будет снят с эксплуатации, и рудник «Расвумчорр») уже несколько десятков лет обладает и комбинат «Апатит» группы «ФосАгро», будут обладать Оленегорский ГОК группы «Олкон» и Ковдорский ГОК. Комбинированную систему «карьер – подземные выработки» можно встретить и в других регионах России, а также в Казахстане и Украине. Есть и другие карьеры на Кольском полуострове, без сопряженных с ними подземных выработок. Но и они могли бы быть полезны, так как бурить со дна карьера скважины большого диаметра или проходить дополнительные подземные выработки, как правило, все же дешевле, чем с исходной земной поверхности. Инженерно-геологическую и гидрогеологическую ситуацию вмещающих такие системы массивов пород под новую задачу можно оценить заранее.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

I. В ближайшее время целесообразно профинансировать и выполнить (например, в рамках ФЦП ЯРБ-2):

1). Детальнуютеоретическую и экспериментальную актуализацию широко освоенной в ведущих отраслях промышленности ГИП-технологии получения новых, повышения качества готовых материалов и изделий из них для другой важной цели - кондиционирования ОЯТ/ВАО как дополнения планируемых (Железногорск) или основы новых (Печенга) технологий хранения/захоронения ядерно- и радиационно-опасных материалов;

2). Анализ некоторыхальтернативных технологий хранения/захоронения ОЯТ/ВАО в России на примере Нижнеканского массива и Печенгской формации и определение роли в них ГИП-кондиционирования с позиций, прежде всего, безопасности водных ресурсов и экономики создаваемых объектов;

3). Разработку концепций, прежде всего, гидрогеологического и социально-экологического(предложение О.В. Бодрова) мониторинга разного типа альтернативных объектов хранения/захоронения ГИП-кондиционированных ОЯТ/ВАО.

II. Новые технологии хранения/захоронения ОЯТ/ВАО на основе предварительного ГИП-кондиционированияядерно- и радиационно-опасных материаловпотенциально могут позволить с синергетическим положительным эффектом использовать на перспективном рынке международных услуг при создании международных объектов/кластеров имеющийся достойный национальный опыт Росатома и российской/советской горно-геологической отрасли. А именно, как минимум, опыт:

1) концентрации усилий при геологическом обеспечении решения глобальных ядерных задач;

2) подземного/заглубленного строительства и использования соответствующих сооружений;

3) бурения и эксплуатации скважин большого диаметра;

4) ядерного материаловедения;

5) консервации радиоактивных отложений в естественных или искусственных, наземных или подземных водоемах-отстойниках;

6) отчасти и опыт подземного захоронения жидких РАО, которое использует исключительно и максимально защитные свойства геологической среды.

Категория: Политические науки | Добавил: Administrator (23.11.2015)
Просмотров: 523 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]