Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Пятница, 28.07.2017
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Юридичесике науки

Уголовный процесс и криминалистика; судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Непосредственное участие подсудимого в судебном заседании с позиций науки и практики

Автор: Рыжаков А.П., Заслуженный работник высшей школы РФ, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Тульского филиала Международного юридического института

 

Недавно вступил в силу Федеральный закон от 21 июля 2014 года № 251-ФЗ «О внесении изменений в статьи 241 и 293 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Им законодатель попытался уточнить рамки принципа гласности уголовного процесса, касающиеся вопроса форм участия подсудимого (подсудимых) в судебном разбирательстве уголовных дел и, соответственно, статус самого подсудимого. Надлежащие изменения им внесены в ст. 241 УПК РФ . Указанная статья дополнена новой частью — ч. 6.1.

В этой связи, как ученый, считаю необходимым отметить, что в ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ термин «подсудимый» не может толковаться расширительно. Правила названной статьи не распространяются напрямую на ситуацию производства о применении принудительных мер медицинского характера в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости. Данное лицо не является подсудимым. И здесь на стадии судебного разбирательства действует не правило ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ, а «изъятия», предусмотренные ст. 441 УПК РФ, — лицу, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, должно быть предоставлено право лично участвовать в судебном заседании, если его психическое состояние позволяет это сделать.

«Лично» означает «сам (сама, сами), своей особой» [1, 88; 2, 281]. «Участие» — «деятельность по совместному выполнению» чего-нибудь, «сотрудничество в» чем-нибудь [1, 88; 2, 734]. Но участие может быть, как непосредственным, так и опосредованным (через кого-то или как в нашем случае через систему видеоконференц-связи). Соответственно только личное участие, является непосредственным. О таком участии в судебном разбирательстве лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, по меньшей мере, когда он совершил запрещенное уголовным законом деяние (даже если оно содержит признаки преступления, перечисленного ст. ст. 205—206, 208, ч. 4 ст. 211, ч. 1 ст. 212, ст. ст. 275, 276, 279 или ст. 281 УК РФ) в состоянии невменяемости и идет речь в ст. 441 УПК РФ .

Несколько иначе, думается, обстоят дела с участием лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, в судебном заседании на последующих судебных стадиях. Ведь в ст. 441 УПК РФ речь идет лишь о судебном разбирательстве, то есть о рассмотрении уголовного дела по первой инстанции. В ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ употреблено словосочетание «участие в судебном заседании», а не в судебном разбирательстве. Принято, конечно, считать, что ст. 241 УПК РФ является правовой основой принципа гласности — принципа всего уголовного процесса. Между тем, стоит признать, речь в ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ идет о подсудимом, и, главное, сама статья размещена законодателем в главе 35 УПК РФ «Общие условия судебного разбирательства». Получается, она также буквально касается лишь судебного разбирательства. В судебных заседаниях по рассмотрению уголовного дела в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, по рассмотрению заключения прокурора о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, а равно в судебном заседании на стадии исполнения приговора может принять участие осужденный. Это тоже разновидность обвиняемого. Но это уж точно не подсудимый.

Мы, конечно, можем и будем рекомендовать судьям учитывать правила ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ при разрешении ходатайств осужденных о непосредственном участии в судебном заседании. Но этимологически суд вправе руководствоваться лишь требованиями ч. 2 ст. 389.12, ч. 2 ст. 399, ч. 2 ст. 401.13, ч. 3 ст. 412.10 УПК РФ, которые в большинстве своем разрешение вопроса о форме участия осужденного в судебном заседании оставляют на усмотрение суда.

Так, к примеру, согласно ч. 2 ст. 389.12 УПК РФ осужденному, содержащемуся под стражей и заявившему о своем желании присутствовать при рассмотрении апелляционных, представления, по решению суда обеспечивается право участвовать в судебном заседании непосредственно либо путем использования систем видеоконференц-связи.

Аналогичное правовое положение закреплено в ч. 2 ст. 399 и ч. 2 ст. 401.13 УПК РФ . Здесь к тому же законодатель прямо указал на то, что вопрос о форме участия в судебном заседании (непосредственное участие в судебном заседании либо предоставление возможности изложения позиции путем использования систем видеоконференц-связи) лица, содержащегося под стражей, или осужденного, отбывающего наказание в виде лишения свободы, решается судом.

В ч. 3 ст. 412.10 УПК РФ, которой урегулирован порядок участия осужденного в судебном заседании по рассмотрению уголовного дела в надзорном порядке и (или) по рассмотрению заключения прокурора о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, ничего не написано о форме такого участия. Между тем, полагаем, что и на этих судебных стадиях участие лица, содержащегося под стражей, или осужденного, отбывающего наказание в виде лишения свободы, в судебном заседании может быть осуществлено с использованием систем видеоконференц-связи, по меньшей мере, если об этом ходатайствует сам заявитель и (или) в целях обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 205—206, 208, ч. 4 ст. 211, ч. 1 ст. 212, ст. ст. 275, 276, 279 и ст. 281 УК РФ, по ходатайству любой из сторон.

Причем, на указанных лиц, также как и на подсудимого, когда не соблюдено хотя бы одно из указанных в ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ обязательных условий, распространяется общее правило — он реализует свои права и, прежде всего, право давать показания, делать заявления, заявлять ходатайства и др., а равно произнести последнее слов (на что осталось прямое указание и в новой редакции ч. 1 ст. 293 УПК РФ ) в судебном заседании непосредственно.

Исходя из текста ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ, решение об участии в судебном заседании подсудимого, содержащегося под стражей, путем использования систем видеоконференц-связи судом может быть принято лишь при одновременном стечении трех обстоятельств:

— «по ходатайству любой из сторон»;

— «в целях обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства»;

— «при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных» ст. ст. 205—206, 208, ч. 4 ст. 211, ч. 1 ст. 212, ст. ст. 275, 276, 279 и (или) ст. 281 УК РФ.

Причем по общему правилу участие подсудимого в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи осуществляется, когда сам подсудимый находится за пределами помещения, где проходит судебное заседание. В нашем случае — под стражей. И оттуда через интернет-программу видит и слышит то, что происходит в судебном заседании (вернее видит то, что показывает веб-камера, остальное только слышит, если слышимость того, что не попало в поле зрения камеры возможно). Суд в то же время видит и слышит подсудимого и может оценить его показания (ответы на вопросы, заявления, ходатайства и т. п.).

А теперь несколько слов о том, кто может заявить соответствующее ходатайство? Согласно п. 45 ст. 5 УПК РФ «стороны» — это участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения. Причем к стороне защиты относятся: обвиняемый (подсудимый, осужденный), его законный представитель, защитник, гражданский ответчик, его законный представитель и представитель (п. 46 ст. 5 УПК РФ ), а к стороне обвинения — прокурор, следователь, руководитель следственного органа, руководитель (член) следственной группы, дознаватель, орган дознания, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель (п. 47 ст. 5 УПК РФ ).

Любой из указанных субъектов, буквально даже орган предварительного расследования, в производстве которого находилось уголовное дело, может заявить ходатайство, о котором идет речь в ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ .

Порядок заявления ходатайств урегулирован главой 15 УПК РФ . Из него следует, что, рассматриваемое ходатайство может быть заявлено не только в письменной, но и в устной форме. Устное ходатайство должно быть непосредственно после его заявления закреплено в материалах уголовного дела. Как явствует из ч. 1 ст. 120 УПК РФ письменное ходатайство приобщается к уголовному делу, устное — заносится в протокол судебного заседания.

Предусмотренное ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ исключение из общего правила может иметь место лишь «в целях обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства». Иначе говоря, только для того, чтобы сделать невозможным причинение какого-либо вреда участникам уголовного судопроизводства.

В ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ речь идет о безопасности участников уголовного судопроизводства. Тем не менее, полагаем, что для наличия данного обязательного условия принятия судом искомого процессуального решения достаточно того, что непосредственное участие содержащегося под стражей подсудимого в судебном разбирательстве может привести в последующем (в момент самого судебного заседания) к причинению вреда и всего-навсего одному участнику уголовного судопроизводства.

Под участником уголовного судопроизводства в данном случае подразумевается любое лицо, которое может принять участие в судебном заседании, в котором будет участвовать подсудимый, содержащейся под стражей. Причем даже не исключая его самого. Почему? Да потому, что, во-первых, он является участником уголовного судопроизводства. А в ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ для него не сделано исключения. Во-вторых, жизнь так многогранна, что вполне возможна ситуация, когда непосредственное участие самого содержащегося под стражей подсудимого в судебном заседании может привести к беспорядкам, следствием которых станет причинение вреда ему самому. В этом случае при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 205—206, 208, ч. 4 ст. 211, ч. 1 ст. 212, ст. ст. 275, 276, 279 и (или) ст. 281 УК РФ, на законных основаниях может быть принято решение об участии подсудимого в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи.

Осталось несколько слов сказать о круге тех преступлений, в рамках рассмотрения которых может быть удовлетворено обращенное к суду ходатайство о принять решения об участии в судебном заседании подсудимого, содержащегося под стражей, путем использования систем видеоконференц-связи. Круг этих составов преступлений четко очерчен ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ и не может быть подвергнут расширительному толкованию.

К этому хотелось лишь добавить то, что правила ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ распространяются на случаи рассмотрения судом уголовных дел о совершении запрещенных уголовным законом деяний, содержащих признаки вышеуказанных составов преступлений, в состоянии невменяемости.

 

Литература:

1. Краткий толковый словарь русского языка / Сост. И.Л. Городецкая, Т.Н. Поповцева, М.Н. Судоплатова, Т.А. Фоменко; Под ред. В.В. Розановой. — 4-е изд., стереотип. — М.: Рус. Яз., 1985. — 245с.

2. Ожегов С.И. Словарь русского языка: 57 000 слов / С.И. Ожегов; под ред. Н.Ю. Шведовой. — 18-е изд., стереотип. — М.: Рус. яз., 1986. — 797с.

Категория: Юридичесике науки | Добавил: Administrator (01.10.2014)
Просмотров: 1109 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]