Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Юридичесике науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Воскресенье, 11.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Юридичесике науки

Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право
Об особенностях объекта преступлений, предусмотренных ст. 186 и 187 Уголовного кодекса РФ
 
Автор: И.М. Середа, доктор юридических наук, профессор, Иркутский юридический институт (филиал) Российской правовой академии Минюста России
 
Ключевым в понимании сущности преступления является понятие объекта преступления. Российские ученые-юристы в большинстве своем придерживаются точки зрения, что объектом преступления признаются общественные отношения, охраняемые уголовным законом, которым преступлением причиняется вред либо создается реальная угроза причинения вреда [1; 105].
Значение объекта как элемента состава преступления состоит в том, что он определяет характер общественной опасности преступления, является критерием отграничения преступлений от иных правонарушений, отдельных преступлений между собой, является одним из элементов состава преступления, то есть входит в основание уголовной ответственности.
В отношении непосредственного объекта преступлений, предусмотренных ст. 186 УК РФ «Изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег или ценных бумаг»  и ст. 187 УК РФ «Изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов» высказывается несколько отличающихся друг от друга точек зрения. Во многих учебных пособиях и комментариях к уголовному законодательству авторы упускают вопрос о непосредственном объекте данных преступлений и сразу переходят к рассмотрению предмета, что является неверным.
Следует отметить, что непосредственные объекты исследуемых преступлений совпадают [2; 342], но в научной литературе наиболее часто затрагиваются проблемные вопросы определения непосредственного объекта фальшивомонетничества.
Некоторые авторы рассматривают изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг в качестве одного из деяний, совершаемых в сфере обмена. По мнению других, изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг посягают на отношения, складывающиеся в сфере эмиссии и обращения денег, ценных бумаг и платежных документов. Некоторые исследователи объектом фальшивомонетничества считают установленный порядок обращения денег или ценных бумаг[1].
Достаточно часто в отечественной теории уголовного права встречаются определения, согласно которым непосредственным объектом изготовления или сбыта поддельных денег, ценных бумаг, кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование денежно- кредитной системы Российской Федерации. Так, Г.А. Есаков определяет непосредственным объектом рассматриваемых деяний «общественные отношения, возникающие в сфере денежного обращения и кредитного регулирования»[3; 339].
Остановимся на определении, предложенном Н.В. Образцовой. По ее мнению, характеризуя непосредственный объект, следует учитывать ряд принципиальных положений. Во-первых, в результате производства и выпуска фальшивых денег создается дисбаланс между наличной денежной массой и ее обеспечением, нарушается масштаб цен. Во-вторых, вред причиняется не денежному обращению как таковому, а именно кредитно- денежной системе, представляющей собой совокупность общественных отношений. В-третьих, денежная система включает, кроме указанных, и другие элементы: удельный вес денежных знаков различного достоинства, порядок их выпуска и изъятия из обращения, метод планирования денежного обращения и т.д. Таким образом, именно кредитно-денежная система как сложное социально-экономическое образование, складывающееся из совокупности элементов, взаимодействующих между собой и другими системами, является непосредственным объектом уголовно-правовой охраны [4; 6-7].
Достаточно спорным является вопрос о наличии дополнительного непосредственного объекта в рассматриваемых преступлениях.
Так, О.Ю. Ясинов в своей работе пишет, что «анализируя общественную опасность фальшивомонетничества, следует отметить, что не все группы общественных отношений, которые затрагивает это преступление, равноценны по своему значению для российского общества, а вред, причиняемый им фальшивомонетничеством, с точки зрения беспрепятственного функционирования денег или ценных бумаг, также далеко не равнозначен.
Поэтому нельзя рассматривать изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг в качестве так называемого составного преступления (двуобъектного или многообъектного), наподобие, например, разбоя, который в равной мере посягает и на личность, и на отношения собственности. Для изготовления и сбыта поддельных денежных знаков либо ценных бумаг необходимо определить один непосредственный объект, который отражал бы специфический характер этого преступного деяния в свете современных экономических и правовых реалий»[2].
Данное мнение представляется не совсем верным. Под дополнительным непосредственным объектом преступного посягательства в теории уголовного права традиционно понимают те общественные отношения, которым причиняется вред (или создается угроза причинения вреда) в результате посягательства на основной непосредственный объект. Нельзя отрицать существование дополнительного непосредственного объекта преступления только на том основании, что он менее значим для общества по сравнению с основным.
Суть изготовления или сбыта поддельных денег, ценных бумаг, кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов состоит в том, что виновный сбывает (или намеревается сбыть) подделку под видом подлинного средства платежа, пуская ее в обращение, тем самым желая незаконно изъять чужое имущество. Использование поддельных денег, ценных бумаг, кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов в денежном обороте неизбежно причинит вред (создаст угрозу причинения вреда) не только кредитно-денежной системе, но и отношениям собственности, при этом форма собственности значения не имеет.
Как справедливо отмечает С. Скляров, «при анализе субъективной стороны сбыта поддельных денежных знаков или ценных бумаг можно сделать вывод, что в основе действий лица, совершающего преступление, предусмотренное ст. 186 УК РФ, в большинстве случаев лежит стремление материально обогатиться за счет имущества юридического или физического лица, которому он сбывает поддельные денежные знаки или ценные бумаги, что свидетельствует о корыстной направленности его умысла.
Таким образом, лицо, сбывая поддельные денежные знаки или ценные бумаги, нарушает и охраняемые уголовным законом отношения собственности, что выражается:
-  в противоправном безвозмездном изъятии и обращении в свою пользу чужого имущества с использованием обмана или злоупотребления доверием;
-  в причинении имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества;
-  в совершении указанных действий с корыстной целью.
При этом умыслом виновного охватывается как факт сбыта поддельных денег или ценных бумаг, так и факт противоправного завладения им чужим имуществом» [5; 12].
Вышесказанное находит свое подтверждение и в судебной практике.
Так, Ш., работающая продавщицей в магазине г.Баксан, получила от владельца указанного магазина Л. в качестве заработной платы денежную купюру достоинством в 5000 рублей. Решив проверить данную купюру на подлинность на специальном аппарате, Ш. зашла в магазин «Хозтовары», где по ее просьбе продавщица Р. проверила денежную купюру, в результате чего выяснилось, что представленная банкнота поддельная. Р., предупредив Ш. об этом, вернула денежную купюру. В тот же день Ш. умышленно, заведомо зная, что находящаяся денежная купюра достоинством в 5000 рублей фальшивая, зашла в продуктовый магазин, принадлежащий Т., где сбыла данную поддельную денежную купюру продавщице М., то есть приобрела товары на сумму 400 рублей и, забрав сдачу в сумме 4600 рублей, скрылась с места преступления, причинив тем самым Т. ущерб на указанную сумму [6].
13 сентября 2009 года в дневное время Л., находясь около одного из домов Александровского района Владимирской области, зная, что у него имеется поддельный банковский билет Центрального банка Российской Федерации достоинством 1000 рублей, решил его сбыть. С указанной целью JI. подошел к торгующему у проезжей части молочными продуктами В., попросив продать ему 1,5 литра молока, передал В. поддельный банковский билет, совершив, таким образом, незаконный сбыт. Взяв молоко на сумму 75 рублей и сдачу в сумме 925 рублей и тем самым причинив материальный ущерб, Л. скрылся с места происшествия [7].
Кроме того, в постановлении Верховного Суда РФ  от 28 апреля 1994 г. №2 «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег и ценных бумаг» указано, что незаконное приобретение чужого имущества лицом в результате совершенных им операций с фальшивыми деньгами или ценными бумагами охватывается составом ст. 186 УК РФ и дополнительной квалификации по соответствующим статьям, предусматривающим ответственность за хищение, не требуется. Данное разъяснение подтверждает точку зрения о существовании дополнительного непосредственного объекта рассматриваемых преступлений. Неоспоримо, что сбыт поддельных денег, наносит имущественный вред их добросовестным приобретателям, однако, совокупность преступлений в данном случае отсутствует.
Таким образом, представляется, что основным непосредственным объектом преступлений, предусмотренных ст. 186 и 187 УК РФ, являются общественные отношения, складывающиеся в кредитно-денежной системе Российской Федерации и обеспечивающие ее нормальное функционирование в условиях рыночной экономики. Дополнительным непосредственным объектом изготовления или сбыта поддельных денег, ценных бумаг, кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов выступают отношения собственности в различных ее формах. Незаконное приобретение чужого имущества лицом в результате совершенных им операций с фальшивыми деньгами, ценными бумагами, поддельными кредитными, расчетными картами или иными платежными документами, охватывается составами преступлений, предусмотренных ст. 186 и 187 УК РФ и дополнительной квалификации по совокупности с хищениями не требуется.
 
Литература:
1.См., напр.: Российское уголовное право. В двух томах. Т1. Общая часть. / Под. ред. проф. А.И. Рарога. – М.: Профобразование, 2003. – С. 105.
2.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова [и др.]; Отв. ред. А.И. Рарог. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – С. 342.
3.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова [и др.]; Отв. ред. А.И. Рарог. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – С. 339.
4.Образцова Н.В. Уголовная ответственность за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг: Монография. – М.: ВНИИ МВД России, 2007. – С. 6-7.
5.Скляров С. Как квалифицировать последствия сбыта поддельных денег и ценных бумаг// Российская юстиция. 2002. – №10. – С. 12.
6.Актоскоп [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://actoscope.com/skfo/kabardinores/baksansky- kbr/ug/l/prigovor-po-st-186-uk-rf02072010-207809 (дата обращения 19.10.2011).
7.Александровский городской суд Владимирской области. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://aleksandrovsky.wld.sudrf.ru/modules.php? name=docum_sud&id=412 (дата обращения 19.10.2011).


[1] См., напр.: Ясинов О.Ю. Уголовная ответственность за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (фальшивомонетничество). Дис. …канд. юрид. наук. М., 2006. – С. 61

[2] См., напр.: Ясинов О.Ю. Уголовная ответственность за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (фальшивомонетничество). Дис. …канд. юрид. наук. М., 2006. – С. 59

 

Категория: Юридичесике науки | Добавил: Administrator (10.12.2013)
Просмотров: 812 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Вопрос объекта в данном роде преступлений (как по мне) не стоит. При изготовлении или сбыте поддельных банковских карт, денег или ценных бумаг часто забывают про субъективную сторону, ведь человек может изготавливать ценности для личных целей (вроде сувениров), не посягая на охраняемые общественные отношения. Именно проблема доказывания умысла в данном роде преступления является большей проблемой.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]