Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Юридичесике науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Воскресенье, 11.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Юридичесике науки

Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право
Концепция ответственности соучастников преступления по уголовному законодательству Республики Беларусь
 
Автор: Подлипский Дмитрий Викторович, студент, юридического факультета Белорусского государственного университета
 
В уголовном праве существуют две основные концепции ответственности соучастников преступления: акцессорности и концепция самостоятельной ответственности соучастников.
Акцессорная, или классическая, концепция соучастия первоначально была законодательно закреплена во французском Уголовном кодексе 1791 г. и Уголовном кодексе 1810 г. (Кодексе Наполеона). По сегодняшний день она остается преобладающей во Франции, а также в ряде других стран таких, как Англия, ФРГ, Япония, США.
В соответствии с этой теорией центральной фигурой является исполнитель, а действия соучастников имеют по отношению к действиям исполнителя лишь вспомогательный характер. Само слово акцессорность (от латинского слова accessorium) означает «дополнительный», «несамостоятельный». Согласно мнению М. И. Ковалева суть акцессорности состоит в том очевидном факте, что без исполнителя нет и соучастия [2; 20].
Признаки акцессорности выражаются в следующем:
а) все соучастники действуют совместно (наличие общей вины).
Ученые юристы, являющиеся сторонниками акцессорной концепции, придают большое значение соглашению между соучастниками. К примеру, профессор Н. С. Таганцев писал, что «на общности вины покоится солидарная ответственность, каждого за всех и всех за каждого» [3; 84]. Совместность понимается довольно широко, имея в виду не только прямые переговоры участников преступления, но и молчаливое согласие на участие других лиц при присоединении к преступной деятельности.
б) ответственность соучастников напрямую зависит от деяния исполнителя.
Соучастник «заимствует» то деяние, которое совершает исполнитель. Концепция акцессорности устанавливает, что акты исполнителя и акты соучастника имеют одну и ту же квалификацию. Основанием ответственности здесь является деяние исполнителя. Самостоятельное значение действий пособника и подстрекателя отрицается. Уголовно-правовое значение придается только характеру преступления, в совершении которого принимали участие последние, независимо от их личной виновности.
Преступление, совершенное исполнителем, должно вменяться в вину всем другим соучастникам только в случае привлечения его к уголовной ответственности. По этому поводу М. И. Ковалев отмечал, что «ответственность соучастников должна наступать лишь в том случае, если доказано, что исполнитель совершил или начал совершать преступление» [1; 101]. Если, например, исполнитель добровольно отказался от совершения преступления или умер, преступление, задуманное совместно с другими соучастниками, не совершено, то подстрекатель и пособник не привлекаются к уголовной ответственности. Если исполнитель покушается на совершение преступления, то и другие соучастники отвечают за покушение на это преступление. Если же действия исполнителя были прерваны на стадии приготовления к совершению преступления, то действия, к примеру, подстрекателя тоже должны квалифицироваться как приготовление к преступлению, поскольку его действия, как и действия пособника, не имеют самостоятельного значения.
Сторонники акцессорной концепции считали, что подстрекатель и пособник подлежат тому же наказанию, что и исполнитель. Они не признавали обязательного смягчения наказания другим соучастникам. Тем не менее профессор Н. С. Таганцев признавал, что «общность вины и деятельности, хотя и влечет за собой солидарную ответственность всех соучастников, но вовсе не уничтожает всякое индивидуальное различие между ними … по свойству ролей главных и второстепенных участников» [4; 15].
в) действия каждого соучастника находятся в причинной связи с действиями исполнителя, а через них и с преступным результатом.
Исходя из данного признака, сторонники акцессорной концепции не рассматривают прикосновенность в рамках соучастия, поскольку она не находится в причинной связи с совершенным преступлением.
Необходимо отметить, что зависимость ответственности соучастников от исполнителей безусловно очень велика. Однако исполнитель не полностью влияет на ответственность соучастников. К примеру, организатор подготовил и спланировал совершение преступления, сделав все от него зависящее. Теперь необходимо ждать действий исполнителя, но в процессе совершения преступления он был задержан. Так, организатор подлежит уголовной ответственности за покушение, а если бы исполнитель не был задержан, то за оконченное преступление. Таким образом, ответственность соучастников косвенно зависит и от тех факторов, которые имели место во время совершения преступления.
Акцессорная концепция, на наш взгляд, имеет два основных минуса в своих положениях. Во-первых, ввиду привязки ответственности соучастников к деянию исполнителя, она не учитывает возможности эксцесса исполнителя и, следовательно, создает предпосылки для объективного вменения, что противоречит принципам уголовного права. Во-вторых, акцессорность игнорирует то обстоятельство, что деятельность соучастников в тех случаях, когда исполнитель в силу каких-либо причин не совершил задуманного всеми преступления, совершенно не теряет своей общественной опасности.
Основные положения концепции самостоятельной ответственности соучастников сводятся к следующему.
Во-первых, квалификация действий исполнителя и других соучастников возможна по разным статьям уголовного закона.
Во-вторых, уголовный закон допускает определение наказания организатору, подстрекателю или пособнику вне зависимости от наказания, назначенного исполнителю.
В-третьих, для привлечения к уголовной ответственности соучастника преступления не обязательно, чтобы к ней был привлечен и исполнитель.
В-четвертых, возможность привлечения к уголовной ответственности соучастников при неудавшемся соучастии.
Акцессорный характер института соучастия в отечественном уголовном праве проявляется в том, что квалификация деяний организатора, подстрекателя и пособника производиться по той же статье Особенной части УК, что и действия исполнителя (ч.7 ст. 16 УК). Ч. 8 ст. 16 УК закрепляет, что в случае, если действия организатора, подстрекателя или пособника по не зависящим от них обстоятельствам окажутся неудавшимися, ответственность этих лиц наступает за приготовление к соответствующему преступлению. Как видно, положение данной нормы также предусматривает, что квалификация деяний соучастников зависит от квалификации действий исполнителя.
Частичное проявление акцессорной концепции содержится в положениях, предусмотренных стст.18, 19 УК, при решении вопроса об ответственности организатора, или руководителя, организованной группы или преступной организации. Они подлежат ответственности не только за организацию и руководство преступным объединением, но и за все преступления, совершенные организованной группой или преступной организацией, если они охватывались их умыслом, т. е. установлена «солидарная ответственность» за «общую вину».
Наиболее явным проявлением признака акцессорной теории в УК является положение, содержащееся в ч. 9 ст. 16 уголовного закона. Она предусматривает, что участники организованной группы и преступной организации признаются исполнителями независимо от их роли в совершенных преступлениях. Следовательно, ответственность соучастников будет непосредственно зависеть от действий исполнителя.
Таким образом, суть акцессорности соучастия заключается в том, что оно невозможно без действий исполнителя. Пока исполнитель не приступит к выполнению объективной стороны преступления, нельзя говорить о соучастии как таковом. Выражение акцессорности заключается, во-первых, как правило, соучастнику вменяется та же статья или та же часть статьи, что и исполнителю. Во-вторых, в случае наличия в действиях исполнителя состава неоконченного преступления, соучастник также несет ответственность за неоконченное преступление. В-третьих, место и время преступления обычно определяются по месту и времени совершения деяния исполнителем. В-четвертых, в случае признания деяния малозначительным (ч. 4, ст. 11 УК Республики Беларусь) соучастник также не подлежит уголовной ответственности, если его умысел был направлен на совершение именно малозначительного деяния.
В настоящий момент можно говорить лишь о частичном проявлении акцессорной теории. Вышеуказанные положения акцессорности соучастия не охватываются большим количеством норм уголовного закона, что не позволяет говорить об их превалировании. Однако, несмотря на их малое количество, нельзя умалять значение акцессорных принципов.
Применительно к институту соучастия в уголовном праве Республики Беларусь нельзя однозначно говорить только о концепции акцессорности или самостоятельной ответственности соучастников. Можно сказать, что институт соучастия функционирует на базе двух теорий.
 
Литература:
1)   Ковалев, М. И. Соучастие в преступлении: в 2-х частях. Ч. 2. Виды соучастников и формы соучастия в преступной деятельности. / М. И. Ковалев. – Свердловск: гос. издательство юридической литературы, 1962. –347 с.;
2)   Кубов Р. Х. Трансформация института соучастия в современном уголовном праве / Р. Х. Кубов // Российский следователь, – 2006. – № 11. – 21–24 с.;
3)   Таганцев, Н. С. Русское уголовное право: Часть общ.: Лекции: В 2 т. / Н. С. Таганцев. – Москва: Наука, 1994. – 393 с.;
4)   Энциклопедия уголовного права: в 35 т. / отв. ред. В. Б. Малинин. – Санкт-Петербург: издание Малинина, 2005. – Т. 6: Соучастие в преступлении / Л. Д. Ермакова [и др.]. – 2007. – 562 с.

Категория: Юридичесике науки | Добавил: Administrator (21.03.2013)
Просмотров: 888 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]