Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Юридичесике науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Воскресенье, 04.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Юридичесике науки

Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право
Эволюция уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность специального субъекта
 
Автор: Подлипский Дмитрий Викторович, студент, юридического факультета Белорусского государственного университета
 
Исторические предпосылки формирования и нормативное регулирование того или иного института уголовного права в различные периоды существования государства имеет большое значение для целостности и общности понимания правовых положений, существующих в настоящее время. История зарождения и формирования специального субъекта преступления не является исключением, и для более полной характеристики рассматриваемого субинститута обратимся к источникам уголовного права, действовавшим на территории Беларуси.
Исторически первым кодифицированным источником уголовного права был Судебник Казимира 1468 г. В данном нормативном акте не содержаться четкие требования к субъекту преступления. Вместе с тем, исходя из анализа и смысла самого закона, совершить преступление мог только человек (физическое лицо), который вменяем и достиг семилетнего возраста («А што боудут малыи дети ниже семи годов тыи (sic.) втом невинно»[6; 10]).
Как таковых положений о специальном субъекте в Судебнике 1468 г. не было. Вообще законы того времени не имели традиционного деления на Общую и Особенную части, и поэтому общих норм о субъекте преступления, а как следствие и о специальном субъекте, не было. Однако уже в тот период упоминаются специальные субъекты при описании конкретных преступлений.
Первый Статут Великого княжества Литовского 1529 г. предусматривал ответственность крестьянина, который «обворовал клеть другого крестьянина» (р. XIII, ст. 1) [4; 212].
Статут ВКЛ 1566 г. содержал норму об ответственности слуги за убийство или ранение своего пана (р. XI, ст. 18) [5; 185].
Таким образом, видны первые попытки отнесения отдельных категорий лиц к специальным субъектам преступлений.
Статут ВКЛ 1588 г. содержал уже достаточно развитую систему преступлений со специальными субъектами. В качестве таковых могли быть: взрослые сыновья (р. I, ст. 6, 7), дети (р. VIII, ст. 7), супруг (р. XI, ст. 6), похититель или обольститель жены (р. XI, ст. 13), люди «простого стану» (р. XI, ст. 39), «человек отчизный, материстый, спадковый, непохожий албо купленный, даровный, выслужоный и яко кольвек набытый або челядин дворный, отчызный, купленный або полоненик мужского и женского рожаю» (р. XII, ст. 14).
Раздел II «Об обороне земской» содержал преступления, за которые наказание могли понести только специальные субъекты: военнослужащие (р. II, ст. 18, 21, 25, 27) или военачальники (р. II, ст. 5, 10).
Преступления против правосудия, закрепленные в р. IV «О судьях», содержали свой перечень специальных субъектов, которые можно разделить на две группы: судебные чиновники и участники уголовного процесса [2; 34]. К первым относятся судьи, «врядники судовые», воеводы, державцы, тиуны, возные, тюремные смотрители (р. IV, ст. 4-6, 32, 37, 38, 40, 48, 67). Участниками уголовного процесса являлись ответчик, свидетель, адвокат и иные участники (р. IV, ст. 2, 4, 19, 22-25, 79, 105).
Вместе с тем, отдельные ученые, такие как Э. А. Бачурин, М. Ф. Владимирский-Буданов, полагают, что фактическое указание на конкретных лиц в силу казуальности права этого периода нельзя рассматривать как выделение отдельных видов специальных субъектов [1; 16].
На наш взгляд, данная позиция представляется весьма спорной. Исходя из сути понятия специального субъекта, специальный субъект – это субъект, который кроме общих признаков обладает также дополнительными признаками, например, пол, возраст, статус и др. Приведенные выше примеры уголовно-правовых норм со специальными субъектами явно свидетельствуют о том, что для применения наказания недостаточно быть физическим лицом, вменяемым и достичь определенного возраста, но и необходимо иметь определенный статус (военнослужащий), семейное положение (супруг) и т.д. В связи с этим считаем доводы вышеназванных авторов несостоятельными.
Таким образом, возникновение специального субъекта, как уголовно-правового понятия, происходило с самых первых источников уголовного права, указывающих на особенности лица, совершающего преступление.
В XIX в. территория Беларуси вошла в состав Российской империи, что означало начало действия российского законодательства, в том числе и уголовного. Так, в 1845 г. было принято Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. По сути это был Уголовный кодекс Российской империи.
Уложение 1845 г. в п. 4 § 51 регулировало вопросы ответственности специального субъекта, закрепляя, что особые личные отношения и условия, определяющие, усиливающие или уменьшающие наказуемость какого-либо из соучастников, не влияют на ответственность других [1; 228].
Уложение 1845 г. содержало достаточно широкую и четкую систему преступлений со специальным субъектом. Специальных субъектов в соответствии с указанным Уложением можно классифицировать по ряду критериев.
1.По подданству выделялись российские подданные (ст. 275, 278, 280-282, 354) и иностранцы (ст. 341).
2.По вероисповеданию – христиане (ст. 198, 200-202, 229), мусульмане (ст. 192), иудеи (ст. 192, 209-216), сектанты (ст. 207, 208).
3.По должностному положению Уложение дифференцировало ответственность должностных лиц (ст. 367-379, 390-393), начальников и подчиненных (ст. 423-434), чиновников полиции (ст. 475-488), а также лиц, не являющихся должностными (ст. 317, 318).
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных выделяет и других специальных субъектов: заключенные (ст. 336, 338, 339), каторжные и сосланные на поселение (ст. 340), высланные за границу (ст. 341), супруги (ст. 200), родители (ст. 198, 200).
Доктриной того времени в институте соучастия активно разрабатывался вопрос о том, «переносится ли степень специальной ответственности, зависящей от личных свойств и отношений, с подстрекателя на подстрекаемого и с последнего на первого», т. е. вопрос об ответственности соучастников в преступлениях со специальным субъектом [1; 36].
В 1903 г. было утверждено Уголовное уложение, которое должно было постепенно заменить Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. На территории Западной Беларуси постановлением немецких оккупационных властей в 1915 г. уголовное уложение было введено в действие в полном объеме.
В Уголовном уложении четко сформулированы нормы со специальным субъектом преступления. Так, глава 7 предусматривает ответственность «за противодействие правосудию», глава 37 говорит о преступных деяниях «по службе государственной и общественной» [3; 310, 317]. Кроме того, указанный правовой акт дополняет по сравнению с предыдущими законами круг специальных субъектов. К таковым стали относить опекунов, попечителей или лиц, осуществляющих надзор за несовершеннолетними (ст. 525), лиц мужского пола (ст. 524, 527, 529).
Принятый в 1922 г. Уголовный кодекс РСФСР, который распространил свое действие, в том числе и на территорию Беларуси, и с 1924 г. стал официально именоваться Уголовным кодексом Белорусской ССР, а также Уголовный кодекс БССР 1928 г., как и предыдущие уголовные законы, предусматривали ответственность специальных субъектов. Например, должностные лица, военнослужащие, лица, совершавшие хозяйственные преступления. Так, УК БССР 1928 г. выделял ответственность должностных лиц за совершение этим должностным лицом «действий, хотя бы и не связанных с его служебными обязанностями, но подрывающих в глазах трудящихся авторитет органов власти» (ст. 212) [7; 157].
Именно после принятия данных кодексов в доктрине уголовного права понятие специального субъекта стало разрабатываться. В 1938 г. в учебнике уголовного права специальному субъекту был посвящен параграф раздела «Субъект преступления», где есть его классификация и виды, но не определено понятие.
Вместе с тем по-настоящему активная разработка понятия «специальный субъект преступления», как отмечает В. В. Устименко, началась в конце
50-х гг. XX века с выходом монографии В. С. Орлова «Субъект преступления по советскому уголовному праву», где специальному субъекту посвящена отдельная глава [8; 7,8].
Принятый в 1960 г. Уголовный кодекс БССР насчитывал уже около 100 статей, в которых речь шла о специальных субъектах. В последующих изменениях и дополнениях Уголовного кодекса 1960 г. перечень специальных субъектов, также изменялся, однако понятие специального субъекта преступления так и не было закреплено.
Проанализировав все вышеуказанное, можно сделать следующие выводы.
Уголовные законы не имели четко выраженного понятия «специальный субъект преступления», однако практически на всех этапах развития существуют нормы, предусматривающие ответственность именно конкретной категории лиц за совершение уголовно наказуемых деяний.
Понятие «специальный субъект преступления» не является неизменным и постоянно развивается с обновляющимся законодательством.
Несмотря на то, что четкое определение «специального субъекта преступления» не содержится в нормативных правовых актах того времени, становление и формирование этого понятия существенно повлияло на развитие законодательства в целом.
 
Литература:
1)   Бачурин, Э. А. Специальный субъект преступления : дис … канд. юрид. наук: 12.00.08 / Бачурин Эрнест Альбертович; [Красноярский государственный университет]. - Красноярск, 2005. - 228 c.;
2)   Довнар, Т. И. Уголовное право феодальной Беларуси (XVXVI вв.): учеб. пособие / Т. И. Довнар, В. А. Шелкопляс. – Минск: Академия МВД РБ, 1995. – 96 с.;
3)   Российское законодательство X - XX веков: Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций. В 9 т. Т. 9 / Отв. ред.: Чистяков О.И. (Под общ. ред.) - М.: Юрид. лит., 1994. - 352 c.;
4)   Статут Великого княжества Литовского 1529 года. / Академия наук Белорусской ССР. – Мн.: Издательство Академии наук БССР, 1960. – 253 с.;
5)   Статут Вялікага княства Літоўскага 1566 г. /Т.І.Доўнар, У.М.Сатолін, Я.А.Юхо. – Мн.: Тэсей, 2003. – 352 с.;
6)   Судебник Судебник Казимира. (1468 г.) / Ин-т истории АН Литов. ССР; К печати подгот., введ. и пояснения написал Ю. Юргинис. - Вильнюс : Минтис, 1967. - 36 с.;
7)   Уголовное законодательство СССР и союзных республик: сборник ; [Основные законодательные акты]. / под ред. проф. Д. С. Карева. – М.: Государственное издательство юридической литературы, 1957. – 531 с.;
8)   Устименко, В. В. Специальный субъект преступления. / В. В. Устименко. – Харьков: Выща шк. Изд-во при Харьк. гос. ун-те, 1989. - 103, [1] с..
Категория: Юридичесике науки | Добавил: Administrator (21.03.2013)
Просмотров: 801 | Рейтинг: 3.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]