Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Юридичесике науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Воскресенье, 04.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Юридичесике науки

Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

Мотив национальной или расовой ненависти или вражды в УК РФ
 
Авторы:

Васильев А.М.,  доктор исторических наук, кандидат юридических наук заведующий кафедры правовых дисциплин ФГБОУ ВПО Армавирская государственная педагогическая академия
 
Васильева Н.А. преподаватель кафедры правовых дисциплин ФГБОУ ВПО Армавирская государственная педагогическая академия
 
К обстоятельствам, отягчающим наказание, уголовное законодательство РФ (ч. 1 ст. 63) впервые отнес совершение преступления по мотиву наци­ональной, расовой (и религиозной) ненависти или вражды. Несмотря на наличие в тексте закона союза «или», принципиальной разницы между «ненавистью» и «враждой» не имеется. В русском языке «ненависть» означает «чувство сильной вражды и отвращения»[1,с. 358], а «вражда» - «отношения и действия, проникнутые неприязнью, ненавистью». Правда, в Конституции РФ (ч. 5 ст. 13) используется также понятие «националь­ная, расовая (и религиозная) рознь», однако это слово означает не что иное, как «вражда, ссора».
Причин национальной или расовой ненависти или вражды множество, в том числе надуманных, нередко человеконенавистнических. Вот, например, какой ответ на вопрос «Почему в России не любят Кавказ?» содержит официальный сайт Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ):
«Причины неприязни на поверхности - мы разные. У нас разные традиции, мировоззрение, мораль. Западные социологи подсчитали, что как только некомплементарных (инокультурных) иммигрантов становится более 5%, у коренных жителей появляется чувство дискомфорта...
Следует учесть и то, что приезжие являются, ко всему прочему, и причиной социально-экономической напряженности. Иммигранты совершают до 60% преступлений, на них приходится до 80% наркотрафика в России. Они занима­ют рабочие места, жилье коренных жителей и т.д. Таким образом, нежданные гости становятся в глазок коренного населения прямой угрозой их существованию. А врагов не любят...» [2,с. 38].
С принятием УК РФ в п. «е» ч. 1 ст. 63 вместе оказались сразу три разных обстоятельства (законодатель, скорее всего, исходил из того, что все они характеризуют субъективную сторону преступления):
- мотив национальной, расовой (и религиозной) ненависти или вражды;
- месть за правомерные действия других лиц;
- цель скрыть другое преступление или облегчить его совершение.
Анализируемый мотив является квалифицирующим признаком преступ­лений против личности, предусмотренных ст. 105, 111, 112 и 117 УК РФ, а также преступления, предусмотренного ст. 244 УК РФ. Причем только в ст. 105 (п. «л» ч. 2) он объединен с таким обстоятельством, как кровная месть.
Мотив расовой и национальной ненависти или вражды является обяза­тельным признаком еще для одной группы преступлений - преступлений экстремистской направленности. В ч. 1 ст. 2821 УК РФ, содержащей перечень таких преступлений, данный мотив объединен не только с религиозной, но также с идеологической, политической ненавистью или враждой и с мотивом ненависти или вражды в отношении «какой-либо социальной группы».
Допускать возможность совершения преступления с несколькими рав­нозначными мотивами - значит создавать серьезные проблемы в правоприменительной практике и в конечном счете оставлять безнаказанными действия экстремистов. Примером подобной ситуации является дело об убийстве 9-летней таджикской девочки в Санкт–Петербурге. Вечером во дворе одного из домов большая группа скинхедов напала на мужчину-тад­жика и двух его малолетних детей и стала их избивать, нанося удары но­жом. В этом, казалось бы, едином преступном акте, совершенном едино­временно единой группой лиц, исповедующих единую идеологию - на­цизм, прокуратура усмотрела одновременно два мотива - хулиганский и националистический (ненависть, вражда). Причем мотив ненависти проку­ратура усмотрела в действиях только того, в чьих руках оказалось орудие убийства. Как справедливо писала «Российская газета», «получается стран­ная логическая вилка. Виновными в том, что подростки из хулиганских действий напали на мирных граждан, их признали. А вот убийство, совер­шенное в ходе этого нападения, совершил кто-то другой! Интересно, как это?» [3,с. 3]. Финал этого нашумевшего дела хорошо известен: обвиняемый в убийстве присяжными заседателями Санкт–Петербурга был оправдан.
Выходом из положения, по нашему мнению, могло бы быть дополне­ние «антиэкстремистских» норм квалифицирующим признаком «то же деяние, совершенное по мотивам расовой или национальной ненависти либо вражды» (или «то же деяние, направленное на возбуждение нацио­нальной или расовой ненависти или вражды»).
Нам представляется, что указанный признак мог бы присутствовать не только, например, в ст. 214 («Вандализм») и 243 («Уничтожение или по­вреждение памятников истории и культуры»), но также в ст. 167 («Умыш­ленное уничтожение или повреждение имущества») и 212 («Массовые беспорядки») УК РФ. Во-первых, не только личность, но и имущество нуждаются в охране от преступлений, совершаемых по мотивам национальной или расовой вражды или ненависти[4,с. 10,23]. Во-вторых, если рассматриваемый мотив согласно ч. 1 ст. 2821 УК РФ имеет уголовно-правовое значение при совершении хулиганства и вандализма, то логично придать такое зна­чение этому мотиву и при совершении массовых беспорядков (кстати, принятые в июле 2006 г. поправки к Федеральному закону «О противо­действии экстремистской деятельности» содержат в том числе положения об осуществлении массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, национальной или расовой ненависти).
Литература:
1.Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1984. С. 358.
2.http://dpni.org/index.php?пght+39.
3.Нерасовая ненависть. Виновных в нападении на таджикскую девочку пригово­рили как хулиганов // РГ. 2006. 31 марта.
4.Плютина Е.М. Уничтожение или повреждение имущества: проблемы квалификации и соотношения со смежными составами преступлений (по материалам судебной практики Краснодарского края): Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Краснодар, 2005. С. 10, 23.

Категория: Юридичесике науки | Добавил: ivan_babenko (28.09.2012)
Просмотров: 491 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]