Конституционное право - Юридичесике науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Пятница, 09.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Юридичесике науки

Конституционное право
Взаимодействие Конституционного Суда РФ и международных органов в области защиты прав и свобод человека
 
Автор: Григорьев Кирилл Евгеньевич, Петрозаводский государственный университет
 
В современном мире права и свободы человека являются неотъемлемой частью его правового статуса и признаются за гражданами практически всех государств мира. Наше исследование направлено, в первую очередь, на изучение практики как международных органов по защите прав человека, так и Конституционного Суда РФ в той же сфере. Исходя из этого, основной целью нашего исследования является изучение взаимодействия Конституционного Суда РФ и международных институтов в сфере защиты прав человека в отношении граждан РФ. Особую актуальность данная работа приобретает в связи с двадцатилетием принятия Конституции Российской Федерации, ведь именно она устанавливает правовой статус высших органов государственной власти, в том числе и Конституционного Суда РФ. По прошествии указанного срока можно уже делать первые выводы о том, что удалось сделать, а что еще только предстоит.
Большинство прав и свобод человека обычно закрепляется в нормативной базе государства. Однако современная правовая система РФ включает в себя не только национальное законода­тельство. Конституция РФ закрепила, что общепризнанные принципы и нормы международ­ного права, а также международные договоры РФ являются составной частью нашей право­вой система. В виду данного положения, а также усиливающейся в последнее время правовой интеграции мирового сообщества граждане РФ все чаще стали обращаться в международные органы для защиты своих нарушенных прав.
Более того, Конституционный Суд РФ в рамках своей деятельности по защите нарушенных прав и свобод граждан все чаще стал контактировать с международными институтами защиты прав человека: Европейским Судом по правам человека (далее ЕСПЧ) и Комитетом ООН по правам человека. Кстати, впервые обязательство применять положения международного права было закреплено Конституционным судом РФ еще до принятия Конституции РФ 1993 года. В то время как предшествующая Конституция (Конституция РСФСР от 12 апреля 1978 года – А. Б.) не содержала четкое правило, провозглашающее международное право составной частью российского права, Конституционный суд РФ в деле о конституционности Кодекса законов о труде РСФСР постановил, что «все российские суды обязаны также оценивать подлежащий применению закон с точки зрения его соответствия принципам и нормам международного права».
И все же, несмотря на заверения высших должностных лиц РФ о приверженности нашей судебной системы европейским стандартам прав и свобод человека и гражданина, а также о применении прецедентного права Европейского Суда по правам человека, следует все-таки признать, что сложившаяся практика иногда свидетельствует об обратном. Указанная проблема является предметом серьезного спора на международном уровне, так что попробуем в ней разобраться.
Во-первых, стоит поговорить и взаимоотношениях Конституционного Суда и ЕСПЧ. Согласно статье 1 ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» юрисдикция ЕСПЧ признается обязательной на территории РФ без какого бы то ни было дополнительного соглашения. Тем не менее, ЕСПЧ не является высшей судебной инстанцией для судебной системы РФ, его производство является субсидиарным. Более того, ЕСПЧ не имеет права отменить ни одно из судебных решений судов РФ. Вместе с тем, как указано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федера­ции», судам рекомендуется применять Европейскую конвенцию с учетом практики Европей­ского Суда.
Практика применения Конституционным Судом как Конвенции, так и прецедентного права ЕСПЧ достаточно богата. Конституционный Суд РФ впервые сослался на постановления Европейского Суда по правам человека в своем постановлении от 23 ноября 1999 №16-П по делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях» в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения «Христианская Церковь прославления», указав, что постановления Европейского суда по правам человека от 25 мая 1993 года (Series А nо.260-А) и от 26 сентября 1996 года (ReportsofJudgmentsandDecisions, 1996-IV), разъясняют характер и масштаб обязательств государства, вытекающих из статьи 9 названной Конвенции. Причем в данном Постановлении Конституционный суд РФ только ссылается на постановления Европейского Суда по правам человека не раскрывая на какую часть Постановления он сослался и какая правовая позиция ЕСПЧ была использована Конституционным Судом РФ для обоснования своих выводов. В дальнейшем Конституционный Суд РФ, как правило, ссылается на те или иные правовые позиции Европейского Суда по правам человека, указывая тот или иной параграф Постановления, либо воспроизводя сам текст правовой позиции Европейского Суда по правам человека.
В то же время стоит отметить, что в некоторых случаях, когда Конвенция или прецедентное право ЕСПЧ подлежат применению, Конституционный Суд отказывается это делать. Например, в достаточно большом количестве решений Европейский Суд констатиро­вал нарушение государством-ответчиком права на свободу объединения (статья 11 Европей­ской Конвенции) в связи с отказом в государственной регистрации общественного или рели­гиозного объединения в качестве юридического лица. Например, в пункте 31 решения по су­ществу по делу Сидиропулос и другие против Греции от 10.07.1998 Европейский суд по пра­вам человека указал следующее: «Суд считает, также, как и заявители, что отказ греческих судов зарегистрировать ассоциацию заявителей является вмешательством властей в право заявителей реализовать свои права на свободу объединения. Отказ лишил заявителей какой­-либо возможности совместно или индивидуально достигать целей, которые указаны в Уставе организации и тем самым ограничил само право на объединение».
Несмотря на это, в Определении Конституционного Суда РФ от 15 февраля 2005 г. № 49-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Богданова Андрея Евгеньеви­ча, Мальцева Дмитрия Сергеевича и Сыромолотова Михаила Евгеньевича на нарушение их конституционных прав статьей 23 Федерального закона «Об общественных объединениях» мы читаем следующее: «Как следует из жалобы и приложенных к ней материалов, обще­ственная организация «Гейзер» создана и осуществляет свою деятельность без государствен­ной регистрации и приобретения прав юридического лица. Следовательно, утверждение заявителей о том, что отказом регистрирующего органа в государственной регистрации их общественного объединения нарушается закрепленное статьей 30 (часть 1) Конституции Рос­сийской Федерации право на объединение, не соответствует положениям Федерального зако­на «Об общественных объединениях» (пункт 3 мотивировочной части).
Во-вторых, следует поговорить о взаимодействии Конституционного Суда РФ и Комитета ООН по правам человека. В общем и целом, отношения указанных органов схожи со взаимоотношениями Конституционного Суда и ЕСПЧ. Правда, в отличие от ЕСПЧ в Комитет можно обратиться только после исчерпания всех внутренних способов защиты права, в том числе и после отказа в удовлетворении жалобы Конституционным Судом РФ. Вместе с тем в ст. 41 Международного пакта о гражданских и политических правах определено, что данное правило не действует, когда применение этих средств неоправданно затягивается.
Ярким примером взаимоотношений Комитета и Суда является известное дело по жалобе Ирины Федотовой. Она обратилась с заявлением в Конституционный Суд РФ о признании неконституционным положения 3.10 Закона Рязанской области об административных правонарушениях, запрещающей пропаганду гомосексуальности среди несовершеннолетних. Именно по этой статье гражданка Федотова была привлечена к ответственности за организацию в Рязани акции против гомофобии в 2009 году. В январе 2010 года в своем определении Конституционный суд РФ отказал в удовлетворении жалобы, после чего Ирина Федотова обратилась в Комитет ООН по правам человека, который в конце прошлого года удовлетворил жалобу на законы Рязанской области, обязав Россию компенсировать размер штрафа, издержки и моральный вред.
Подводя итоги, следует сделать вывод о том, что позиция Конституционного Суда РФ и международных органов по защите прав человека по отдельным делам иногда не совпадает. С одной стороны, можно предположить, что таким образом Конституционный Суд подтверждает суверенитет РФ, указывая на то, что ЕСПЧ и Комитет ООН все же не входят в национальную судебную систему. Так, например, Председатель Конституционного Суда указывал на то, что Россия не должна принимать к исполнению те решения ЕСПЧ, которые противоречат Конституции РФ. Данная позиция не оспаривается. Но с другой стороны, приняв на себя обязательства по реализации международных стандартов прав и свобод человека, нам следует учитывать правовые позиции международных правозащитных органов при выстраивании собственных правовых решений.
 
Литература:
1.Конвенция о защите прав человека и основных свобод. (заключена в Риме 04.11.1950, с изм. от 13.05.2004) // Собрание законодательства РФ. – 2001. - №2. – Ст. 163;
2.Конституция Российской Федерации. (принята Всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) ( с учётом поправок законов № 6 - ФКЗ и №7 – ФКЗ от 30 декабря 2008 г.) // Российская газета. – 1993. – 25 декабря ; Российская газета. – 2009. – 21 января;
3.Федеральный закон от 3 марта 1998 года 173-ФЗ«О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» // Российская газета. – 1998. – 18 апреля;
4.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N5 (в ред. от 05.03.2013 г.) «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ» // Консультант плюс [электрон.ресурс].
5.Султанов А.Р. Новая веха в исполнении постановлений Европейского Суда по правам человека: значение и правовые последствия постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 26 февраля 2010 №4-П /А.Р. Султанов//Сравнительное конституционное обозрение. – 2010. - №4. - С.142-154;
6.Качанов Р.Е. Конституционный Суд…против Европейского Суда по правам человека // Консультант плюс [электрон.ресурс];
7.Материалы Интернет-конференция Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Лаптева Павла Александровича на тему «Европейский Суд по правам человека и Российская Федерация»//http://www.garant.ru/action/conference/10125/[электрон.ресурс].
Категория: Юридичесике науки | Добавил: Administrator (16.09.2013)
Просмотров: 655 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 1
1  
Коллизия существует, но действительно - если Конституционный суд РФ считает, что принимать решения ЕСПЧ или ООН стоит только в "некоторых случаях", то стоит вообще подумать про отказ от сотрудничества с данными международными инстанциями. Неодинаковое применение права никогда не приводило к успехи ни одну правовую систему.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]