Русская литература - Филологические науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Среда, 07.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Филологические науки

Русская литература
Традиционность и новаторство в литературной сказке Юрия Мамлеева «Ерема-дурак и Смерть»
 
Автор: Дещенко Марина Геннадиевна, соискатель кафедры филологии Крымского республиканского института последипломного педагогического образования, старший преподаватель кафедры социально-экономических дисциплин Крымского юридического института Национального университета «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого»
 
Авторы, творящие в эпоху постмодернизма, опираются на фольклорную и литературную традиции, трансформируя их в своих текстах. Произведения Юрия Мамлеева, входящие в «Народно-мифологический цикл», в полной мере отражают эту тенденцию. Целью данной публикации является анализ соотношения традиционности и новаторства в изображении героев литературной сказки «Ерема-дурак и Смерть» как средства выражения авторской позиции.
Находясь в русле современного литературного процесса, Мамлеев отталкивается от сказочной традиции. Примером данного процесса может служить название выбранной нами для анализа сказки, которое содержит заглавные образы Еремы – дурака и Смерти. Очевидно, что следует подробнее остановиться на интерпретации данных образов, так как главные герои представляют собой обобщенные типажи и, таким образом, являются носителями авторской идеи.
 Заглавный образ Еремы – дурака отсылает читателя к народной сказочной традиции, создавая соответствующее жанровое ожидание. Недаром при исследовании фольклорных сказок отмечается парадоксальность образа дурака: «Тайна этого парадокса … в противоположности между подлинною, то есть магическою, мудростью, и житейским здравым смыслом» [6; 34]. Традиционность значения образа дурака как юродивого усиливается в ходе развития сюжета путем многократного обыгрывания. Так, взаимодействие Еремы с миром живых в деревне терпит неудачу по причине того, что он считается односельчанами «дураком», а в городе – уже по причине его «странной», чуждой природы. Именно благодаря инаковости Ерема выходит невредимым из испытаний, а в узловых точках сюжета одерживает верх над антагонистическими силами, сколь бы могущественными они ни были: в сцене признания в любви любящая девушка развоплотилась; при столкновении с прислужником сатаны тот отпрянул; в результате общения героя с мертвецами к ним начали возвращаться свойства живых; явившийся Ереме дух невесты лишился человеческого образа и был вознесен к ангелам; а Личная Смерть осталась без сопровождения Ангела.
Трансформация традиции в образе дурака в сказке Мамлеева требует некоторых пояснений. Действие начинается с момента рождения Еремы, о котором автор говорит: «Такой дурак, что совсем необыкновенный. Странный человек, одним словом» [4; 202]. С первой строки текста характеризуя героя словом «дурак», автор делает отсылку к фольклорному образу юродивого, усиливая воздействие на читателя путем использования эмфатической конструкции в сопровождении эпитета «странный», что вызывает читательскую ассоциацию со странником, пришельцем из иных миров.
Характерной чертой фольклорного сказочного образа дурака является его неведение и лень. Данный мотив в литературной сказке Мамлеева также подвергается трансформации. Ее мы усматриваем в том, что герой не выражает нежелания выполнять работу, навязываемую социумом, однако и склонности к какой бы то ни было целенаправленной деятельности он не проявляет: ««Пора бы его обучить чему-нибудь, - чесали затылки деревенские старики. – Таким темным нехорошо быть». Спросили у него, да толку нет» [4; 203]. Таким образом, в аспекте непригодности к полезному труду характер Еремы сопоставим с фольклорным дураком, а вот в плане намеренного нежелания работать – противопоставлен ему. Он действует, но деятельность его приносит непостижимые результаты. Так, на охоте Ерема повесил ружье на сук, взял свечку и пошел с нею на зайца – причем заяц издох «от изумления», чем Ерема «не воспользовался». Пойдя на медведя, герой принял за зверя огромное дерево, влез на него и впал в прострацию: «Целый день сидел, без всякого движения» [4; 203]. Занявшись собирательством, вместо грибов да ягод принес домой целую корзинку глаз: «Много глаз разных устремлены, как живые, не на людей, а куда – неизвестно» [4; 204]. Все вышеперечисленные детали, разрушая логические ожидания читателя, формируют гипотезу о том, что Ерема не дурак, а человек «не от мира сего», потому и предназначение его деятельности, очевидно, имеет некий запредельный смысл.
Образ Еремы, помимо традиционного понимания его роли как юродивого, обладает еще рядом смыслов. Н. Ю. Евтушенко считает, что герой играет роль медиатора между царством живых и мертвых [2; 228]. Разделяя это мнение, мы считаем нужным уточнить, что Ерема исполняет роль не столько связующего звена между мирами, сколько метафизического существа, «пронизывающего» и мир живых, и мир мертвых, но не принадлежащего ни к одному из них. Мотив юродивости героя получает, таким образом, свое развитие, утверждая читателя в догадке, что герой не относится ни к одному из перечисленных миров, ибо «нет для него ни смерти, ни бессмертия, и жизнь тоже по ту сторону его» [4; 210].
Для выражения авторской позиции не менее значима и роль второго заглавного персонажа – Смерти. Олицетворение Смерти нередко встречается в сказочной традиции, как народной (русская сказка «Солдат и Смерть», чешская «Смерть-кумушка», венгерская «Старуха и смерть» и т.п.), так и в авторской («Крестьянин и Смерть» И.А.Крылова, «Девушка и Смерть» М.Горького и др.). Заметим, что если в народной плутовской сказке Смерть – это характер, отношение рассказчика к которому саркастично, что выражается в попытках героя обмануть Смерть, зачастую успешных, то в авторской сказке ее образ чаще олицетворяет великую метафизическую силу, философскую антитезу жизни, и проникнут драматизмом.
По нашему мнению, в мамлеевской сказке образ Смерти наделен особенностями, характерными как для народной плутовской, так и для авторской философской сказки. Так, Смерть выступает в роли «пробного камня» для характера героя: «Смерть, она кого хошь научит» [Мамлеев, с.206], «Етта тебе не черт поганый, от которого крестом спасешься, а от такого существа ничто не поможет» [4; 209]. Наряду с этим образ Смерти описывается и в снисходительном тоне: «Однако на самом деле оказалось, Смерть далеко не всезнайка. Не дано ей многое из тайнова знать» [4; 210], «Но вид-то его ложный, человеческий, должен пропасть, раз я пришла», подумала Смерть. А самой страшно стало» [4; 210], «Смерть стоит одна среди угольков, пригорюнилась» [4; 211]. Отношение к Смерти как образу непреодолимой силы отражает влияние литературной традиции, тогда как снижение жанра напоминает о влиянии народной плутовской сказки.
Отталкиваясь от традиции, автор подчеркивает значимость образа Смерти, наделяя его решающей ролью в развитии сюжета. Непосредственное взаимодействие обоих заглавных персонажей ведет к развязке. В результате вмешательства Смерти Ерема, до сих пор не менявшийся, наконец, подвергается метаморфозе: его «ложный вид», человеческий образ, разрушается.
Хронотоп данной сказки противопоставляет миры разных уровней – земного и волшебного, божественного и адского, мира мертвых и живых, мира видимого и невидимого. Константной характеристикой героя служит его принадлежность к миру иному, отчего Ерема не подвергается ни анализу, ни воздействию, ни метаморфозам. В сказке часто используются мотивы перехода человека из мира в мир и константности характера Еремы вопреки метаморфозам окружающего мира. Противопоставление миров нередко используется и в народной сказке, но в сказке Мамлеева наблюдается постмодернистская трансформация: несмотря на многочисленные ситуации антагонизма, в которых оказывается герой, ни одному из испытаний не удается выявить принадлежность Еремы ни к какому-либо из известных слоев мироздания, проявляются лишь признаки его независимости, особости. Лишь Смерть равносильна Ереме, так как способна вернуть герою истинный облик, разрушив его земную оболочку, при этом страдает сама: «Смерть стоит одна среди угольков, пригорюнилась. Платочек повязала, нищенкой юродивой прикинулась и пошла. Обиделась» [4; 211].
Суммируя вышесказанное, мы приходим к выводу о том, что авторский замысел неразрывно связан со стремлением выразить идею о метафизическом аспекте мироустройства вселенной, где кроме мира проявленного существует мир принципиально непознаваемого, символом которого выступает «дурак»; где смерть исполняет роль активатора трансформаций характера персонажей, способствуя их переходу из мира в мир и обнажая истинное «Я» человека.
Метафизическая природа Еремы не только является источником константности личности героя, но и оказывает влияние на антагонистические силы, высшей степенью выражения которых является Смерть. Опираясь на мифологическую и фольклорную традицию, автор дает понять, что образ Еремы–дурака является своеобразной метафорой русской души. Главный герой сказки гармонично коррелирует с философской концепцией «Вечной России» Ю. Мамлеева.
 
Литература:
1.Горбонос О.В. Теоретико-методичні засади генології літературної казки/ О.В. Горбонос // Південний архів. Філологічні науки : Зб. наук. праць. – Випуск ХLІХ. – Херсон, 2010. – С.41 – 48.
2.Евтушенко Н.Ю. Образ дурака в постмодернистской эстетике (Ю.Мамлеев «Ерема-дурак и Смерть») /Н.Ю. Евтушенко //Материалы XII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов - 2005». – Вып. 13. – С. 227 – 228.
3.Липовецкий М. Н. Поэтика литературной сказки (на материале русской литературы 1920–1980-х годов) / М.Н. Липовецкий. – Свердловск, Изд-во Урал, ун-та, 1992. – 184 с.
4.Мамлеев Ю.В. Верность мертвым девам: сборник рассказов / Юрий Мамлеев. – М.:АСТ: Зебра Е, 2009. – С.202 – 211.
5.Скаковская Л.Н. Фольклорная парадигма русской прозы последней трети XX века: Автореф. дис. … д-ра филол. наук. 10.01.01. / Л.Н. Скаковская. – Тверь, 2004. – 45 с.
6.Трубецкой Е.Н. «Иное царство» и его искатели в русской народной сказке / Евгений Николаевич Трубецкой // Литературная учеба. – 1990. – № 2. — C. 100–118.
Категория: Филологические науки | Добавил: Administrator (14.11.2012)
Просмотров: 1053 | Рейтинг: 4.9/10
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]