Фольклористика - Филологические науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Понедельник, 05.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Филологические науки

Фольклористика
Типологические схождения родственных литератур в якутском фольклоре
 
Автор: Саввинова Гульнара Егоровна, кандидат филологических наук, Якутская государственная сельскохозяйственная академия
 
Для традиционного мировоззрения народа саха (якутского народа) характерно нераздельное восприятие человека и природы, выраженное через сочетание политеизма и анимизма.
Основные космогонические мифы якутов, за небольшим исключением, были унаследованы от своих южных предков, кочевых скотоводов горно-степных районов Южной Сибири. В период формирования народности саха на берегах средней Лены эти мифы стали постепенно забываться, что объясняется иными природно-климатическими условиями и окружением иноэтнической среды Севера. Хотя заложенные предками религиозно-мировоззренческие основы, сохранившиеся в области подсознательного в психике (генетическая память — архетип), временами вырастали из темных глубин забвения, чтобы выразить высшие предчувствия сознания и глубочайшую интуицию духа.
Образ Мирового дерева, воплощающий универсальную концепцию мира, относится к числу самых распространенных сюжетов в мифологии народов мира. Якутское Мировое древо (Аал (Аар) Кудук Мас) — вечнозеленое священное дерево, соединяет все три мира в единое целое, растет в центре Вселенной. Начальное слово в названии главы якутского пантеона — аар: аар мас — почетное, громадное, крепкое дерево в лесу; аар айыы тойон ага — почтенный (высокий, важный) господин отец и т.д. У древних тюрков аар имел форму аrы «чистый; нравственно безупречный, благородный; истинный, праведный, священный; чистая, дозволенная» [1, с.52]. Поэтому Аар тойон являлся высшим божеством, создателем Первонального космического порядка, он стал в дальнейшем божеством Неба. Также Аал (Аар) Кудук Мас символизирует защищенность земного пространства.
В представлениях старинных якутов земля, возникшая на лоне мирового океана, плавает на воде. Поэтому в эпических сказаниях саха упоминаются мифические «железные рыбы подземных морей», несущие на себе мироздание. В мифах бурят Иркутской области говорится о том, что создавшая Вселенную мать-божество сотворила могучую рыбу-кита и поместила на ее спину землю. Аналогичный сюжет особенно популярен в мифологии индоевропейских и алтаеязычных народов[2, с.62-63].
В якутской мифологии мы находим, как и у других тюрко-монгольских народов Сибири, скрытый смысл архетипа — эпическое повествование о якутской праоснове, т.е. о первопредке якутов.
Центром любого повествования является герой произведения.  В архаической эпике герой большей частью имеет чудесное происхождение или рождение. Фаран, герой сорко-сонгаев (Африка), имеет мать-духа, другой африканский герой (племя монго) — Лианжа — рождается чудесным образом из ноги матери-богатырши вместе с оружием, утварью и орудиями колдовства. Якутские богатыри или рождаются чудесным образом (как Аталами-богатырь — из хвощь-травы, которую ела мать-лошадь), или спускаются с неба богами айыы [3,с.16]. Одним из аргументов для обоснования вывода о якутском генезисе долганского олонхо исследователь П.Е.Ефремов считает сохранение в них древних черт якутского эпоса. И о якутской праоснове в долганском олонхо говорится так: «Орто дойдуга суот-чо5отох ат олорбут» («В Среднем мире жила-была одинокая лошадь»). Эта лошадь, как и одинокие герои якутского олонхо, не знает своего происхождения и тяготится своим одиночеством. Лошадь воспитана священным деревом, обращаясь  к которому называет «дух-бабушка». И этот дух наконец открывает ему истину: лошадь-первопредок не лишена созидательной деятельности — она является «восстановлением» культуры исчезнувшей жизни.
Лошадь-первопредок строит дом по примеру предшествующих людей и желает жить по-человечески. Она обращается к божеству (айыы), которое создало ее с предназначением, чтобы она стала человеком.
Одним из основных персонажей олонхо, стоящим по важности в одном ряду с героем, является конь. Конь определяется как «мост»,  помогающий герою путешествовать:
Тардыстар даласата,
Миинэр минэтэ,
Кэлунэр кэлэтэ.
Конь и богатырь неразлучны. В ранних сюжетах олонхо коня называют Кун Дьэьэгэй тойон («Солнце Джесегей тойон»). В эпосе некоторых тюркоязычных народов смерть богатыря и его коня происходит одновременно [4,с.219]. Такая ситуация может указывать на единую их сущность в прошлом.
Только благодаря своему коню герой имеет возможность путешествовать по всем трем мирам. Имея божественное, небесное происхождение, конь выступает как медиатор между миром людей айыы айма5а и миром добрых божеств айыылар. Также конь устанавливает «связь времен», обладая информацией о прошлом и будущем.
Неудивительно, что образ коня — выразительный и впечатляющий, крепко вросший в народное художественное самосознание, подсказанный особенностями быта и жизненного уклада, должен был найти свое отражение в фольклоре, литературе тюрко-монгольских народов.
Интересно значение обряда, описанного в «Ригведе»: чтобы получить царское достоинство и могущество, ведийский царь на год выпускал на волю своего лучшего жеребца белой масти. А у древних славян, одного из крупных объединений индоевропейцев, жрецы заботились о священных конях, они пасли их и даже могли на них садиться [5,с.58]. Эти животные здесь выступали в роли первородного коня, пожертвованного для создания Вселенной. Близкий к нему обряд — ызык (Ыйык), ыдык («посланный от бога») - существовал в традиционное время у тюркоязычных народов Южной Сибири. У якутов он назывался «ытык сылгы» («священный конь»), предназначенный небесным божествам. В старину известное число кобыл от каждой сотни во главе с жеребцом угоняли в дальний лес, в жертву божествам. Существовали и более жесткие формы жертвенного обряда. Так, якуты в старину выбирали божеству солнца Юрюнг Айыы Тойону в жертву белую лошадь и сжигали ее [6]. По материалам Л.П.Потапова, алтайцы в честь Ульгена поступали аналогичным образом. Древний аналог этого обряда обнаруживается и у персов, которые приносили в жертву божеству солнца Миттре белых коней.
До ХХ века у якутов и других тюркоязычных народов господствовал анимистический взгляд на природу. Для якутской веры характерен развитый анимизм — всеобщее одушевление природы.
Якутская мифология распологает набором имен и прозвищ разных духов, олицетворяющих окружающую материальную и духовную среду. Леса, озера, горы, весь животный и растительный мир наделены хозяевами - «иччи». Они независимы. Как и люди, действуют сознательно. Пристрастны и эмоциональны. Как и боги, горделивы. Требуют особого благосклонного отношения. Им поименно время от времени нужно приносить жертвы. Они способны и на добрые, и на злые дела.
Весь этот мир, созданный мифологией, плавно переходит в фольклор народа.
В якутском эпосе обнаруживается множество сюжетов с архаическими элементами, связанными прежде всего с различными фантастическими птицами и зверями. Часто сами богатыри превращаются в них. Так, якутский исследователь И.В.Пухов обратил внимание на образ эпического сокола «аалай мохсогол» [7,с.64]. Эти персонажи, выразители «звериного стиля», по всей вероятности, стали исходными мотивами тюрко-монгольского эпоса в целом. Так, птицы — бар кыыл, далан оксоку, аалай мохсогол, хорудай — имеют явные зооморфные черты, т.е. полуптицы-полузвери.
Эпический бар кыыл связан с культом солнца. Он — посланник божеств и в сюжетах олонхо обычно прилетает с востока, со стороны летнего восходящего солнца. Его называют по-разному, но с обязательной приставкой «бар» (тюрк. барс, иран. парс): «Небесный зверь Бар-Чонкур», «Бар Дьагыл», «Халлаан кэй кыыла, бар кетере» («Небесный кэй — зверь, бар-птица»), «Мааны Бар-Чонкур» («Нарядный Бар-Чонкур»).
Таким образом, в способах выражения национальной образности в системе взаимоотношений человека с природой в фольклоре, в литературе якутского народа и других тюркоязычных литератур обнаруживаются общие типологические схождения. Они не только изображают внешнюю сторону окружающего мира, но и проникают в его сущность.
 
Литература:
1. Древнетюркский словарь. -Л., 1968.С.51-52
2. Евсюков В.В. Мифы о Вселенной. - Новосибирск, 1988. - С.62-63
3. Гэсэр. Бурятский народный героический эпос. -Улан-Удэ, 1986. Т.1. -С.16
4. Липец Р.С. Образы батыра и его коня в тюрко-монгольском эпосе. -М., 1984. - С.219
5. Срезневский И. Исследования о языческом богослужении древних славян. -Спб., 1848. - С.58
6. Архив ИВ ЛО РАН. Ф.22. Оп.1. №1. Л.31. (Материалы В.Ионова)
7. Якутский героический эпос-олонхо. -М., 1962.-С.64
Категория: Филологические науки | Добавил: Administrator (19.02.2014)
Просмотров: 587 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]