Филологические науки - Филологические науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Пятница, 09.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Филологические науки

Филологические науки
Формирование ранних взглядов по морфологии в узбекском языкознании
 
Автор: Нодира Алавутдинова, Национальный Университет узбекистана
 
Первые взгляды по морфологии встречаются в «Поэтике» великого ученого античной эпохи Аристотеля [1, ст. 39,47]. Такие разделы данной книги, как «Язык и мысль» (XIX раздел), «Части речи» (ХХ раздел), «Виды имен» (XXI), непосредственно обобщают его взгляды по морфологии. Можно также отметить, что представитель Александрийской школы –   Дионисий Фракийский (170-90 гг. до н.э.) выделял в древнегреческом языке восемь частей речи (имя существительное, глагол, причастие, артикль, местоимение, послелог, наречие, союз).
Взгляды Дионисия по поводу классификации частей речи отличаются своей точностью: «Имя существительное является склоняемой частью речи, и выражает тело (напр.: камень) или предмет (напр.: воспитание), а также общее и частное: общее, например, человек, частное – Сократ» [2, ст. 8]. Различение 8 частей речи свойственно и грамматикам XVI-XVII вв. (в славянских языках). Подобные взгляды отражены и в знаменитой «Российской грамматике» М.В.Ломоносова. В дальнейшем причастие было заменено именем прилагательным, а Р.П.Павский и Ф.И.Буслаев отдельно ввели в ряд частей речи имя числительное; в ХХ веке в русском языковедении в состав частей речи была добавлена частица, с тех пор устоялась данная система, состоящая из 10 частей речи. Л.Л. Буланин при определении критериев дифференциации частей речи после анализа данных выделяет семантические и грамматические критерии [2, ст. 8-22]. При этом морфологические и синтаксические критерии он объединяет как грамматические критерии. Несмотря на то, что разные исследователи при обозначении понятий частей речи пользовались различными терминами («главный смысл» - А.М.Земский; «общий, абстрактный смысл» - А.И.Смирницкий; «обобщенный смысл» - Современный  русский язык, 1964; «обобщенный – абстрагированный смысл» - А.В.Дудников; «лексико-грамматический смысл» - Н.С.Валгина; «категориальный смысл» - грамматика современного русского литературного языка – 1970; «классифицирующий смысл» - А.Н.Тихонов; «грамматический смысл» - А.Н.Гвоздев, Стеблин – Каменский), опыт показал, что наиболее предпочтительным термином является «лексический смысл» как наиболее близкий к сути.
Объединение при классификации морфологических и синтаксических критериев и определение их в качестве грамматических критериев также является верным решением.
Взгляды о морфологии в тюркском языковедении начали формироваться в IX-XI вв. под влиянием арабской лингвистики. Значительная часть «Словаря тюркских слов» Махмуда Кашгарского посвящена «Словообразованию» и «Морфологии» [3, ст. 41-71]. Второй том книги отражает взгляды ученого, касающихся морфологии. В первую очередь, он подразделяет слова на три части речи, выделяет  глагол и высказывает свое мнение по поводу форм глаголов. Как отмечал проф. А.Нурмонов, ««Словарь тюркских слов» Махмуда Кашгарского является энциклопедическим произведением, дающим полное представление о морфологии тюркских языков Х-ХI вв.» [4, ст. 48].  В книге подробно охарактеризованы временные формы глаголов, инфинитив, наклонения глагола, выражения форм имен числительных, уважительная форма, положительная и отрицательная формы глаголов, залоги глаголов и др. Огромное значение в тюркском языкознании имеет произведение неизвестного автора  «Изысканный дар тюркскому языку», где после основной части работы – словаря, приводится полное грамматическое описание тюркского языка [5, ст. 450]. Вторая часть работы имеет особо важно в силу двух обстоятельств: 1) книга является первым полным грамматическим описанием тюркских языков; 2) это первый образец сравнительной грамматики (А.Нурмонов). Страницы 29-89 данной работы имеют характер лексико-грамматического очерка; все основные взгляды, касающиеся грамматики тюркских языков, приведены именно в этой части. Следует отметить, что работа посвящена описанию кыпчакского языка. Синтаксис и морфология кыпчакского языка охарактеризованы в грамматическом разделе, состоящем из 64 глав. Ознакомившись с работой, можно сделать вывод, что автор разъясняет почти все грамматические категории и формы тюркского языка, прибегая к терминологии арабской лингвистики [6, ст. 61,63].
Отдельные взгляды  по поводу морфологии тюркского языка (староузбекского языка) встречаются в «Споре двух языков» Алишера Навои [7, ст. 116-117]. В книге приводится информация о функциях аффиксов –ш(-иш) и –т, -чи, -дек, -гач, использовании некоторых вспомогательных глаголов (билакўр, қилакўр, кетакўр, етакўр и др.), интенсивных имён прилагательных (оп-оқ, кўм-кўк, қип-қизил), функциях аффиксов -вул и –л. Особое внимание автор уделяет градуонимии лексических единиц староузбекского языка.
Известно, что А.Навои не является автором специального труда по морфологии тюркского языка. Автор ограничился характеристикой некоторых морфологических особенностей имён существительных и глаголов, свойственных тюркским языкам.
Во второй половине XIX и начале XX века в связи с завоеванием Средней Азии, у захватчиков появилась потребность в изучении узбекского языка (тюркских языков) для общения с туземным населением. В связи с этим началось изучение грамматики тюркских языков, в результате чего была проделана обширная работа по созданию грамматик практического  характера. Можно упомянуть «Грамматику турецкую, персидскую, киргизскую и узбекскую» М.А.Терентьева (СПБ, 1876) и «Руководство к изучению сартовского языка» И.А.Беляева (вып. 1906, 1-4. т.) и др. Но в этих работах фактически нет информации, достаточной для научной характеристики узбекской морфологии.
Можно сказать, что первые шаги в формировании научной морфологии и научного синтаксиса сделал Абдурауф Абдурахим-оглы Фитрат, заслуги которого велики в формировании и развитии самаркандской лингвистической школы. В части «Сарф» работы «Грамматика узбекского языка» («Сарф» ва «наҳв») он приводит образцы научной морфологии, тем самым поставил основу появления научной грамматики узбекского языка. Исследователь констатирует, что морфология и синтаксис тесно связаны друг с другом и доказывает, что вместе они составляют грамматику языка.
Фитрат пытается установить четкую грань между словом и аффиксом, дает характеристику слова, идентифицирует виды слов по их семантическим свойствам, выделяя имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, глагол, местоимение и послелог. Он также отмечает и анализирует основные свойства имён существительных, имён прилагательных, имён числительных, глаголов, местоимений и послелогов. Как видно из приведённого, раздел «Сарф» работы Фитрата стал первым шагом в создании научной морфологии узбекского языка.
Рассуждения по морфологии получили распространение в тюркском языкознании достаточно давно. Первый период восходит ко времени Махмуда Кашгарского. Автор книги «Изысканный дар тюркскому языку», созданной позднее, также уделяет внимание характеристике морфологии тюркских языков. Можно считать, что взгляды, отраженные в подобных трудах, послужили источником для создания основ научной морфологии в узбекской лингвистике ХХ века. Таким образом, в начале ХХ века (20-30 гг.) исследователи Каюм Рамазан, Е.Д.Поливанов, Фитрат, Х.Каюми, С.Долимов, М.Шамсиев, Шербек и др. создали прикладную, частично научную морфологию узбекского языка. Учебники и грамматические очерки в виде пособий, созданные этими авторами, служили, прежде всего, как вспомогательный материал для изучающих языки. Несмотря на это, эти работы имеют важное значение в узбекской лингвистики как истоки глубокого научного изучения грамматического строя узбекского языка и первые попытки создания научной грамматики узбекского языка. Бесспорно, часть работ по тюркскому языкознанию, посвященных морфологии, послужили важным источником формирования научных взглядов по морфологии в узбекской лингвистической мысли современности.
Период проведения серьёзных научных исследований по части морфологии узбекского языка приходятся на 40-годы ХХ века. В этот период наблюдается переход от общей характеристики морфологии к отдельным исследованиям каждой морфологической единицы. В этом направлении можно особо отметить труды выдающегося языковеда Айюба Гулямова: «Падежи в узбекском языке», «Категория числа узбекского языка», «Глагол» [8] написанные в  40-ые годы. Далее можно отметить труды ученых-узбековедов по исследованию морфологии узбекского литературного языка А.Н.Кононова, Е.Д.Поливанова, С.Усмонова, А.Ходжиева и их последователей.
 
Литература:
1.Аристотель. Поэтика. – Ташкент: Адабиёт ва санъат, 1980.
2.Буланин Л.Л. Трудные вопросы морфологии. -  М.: Просвещение, 1936.
3.Қошғарий М. Девону луғатит турк. -  Т., 1960-1963, II жилд.
4.Нурмонов А., Маҳмудов Н. Ўзбек тилшунослиги тарихи. -  Т.: Қатортол-Камолот, 2000.
5.Фозилов Э., Зияева М.Т. Изысканный дар тюркскому языку. – Т.: Фан, 1978.
6.Ўринбоев Б., Қурбонов Т. Ўзбек тилшунослиги тарихи. Самарқанд. 2006.
7.Алишер Навоий. Асарлар. 14-том, Т., 1964.
8.Ғуломов А. Ўзбек тилида келишиклар / Асарлар. – Т.: ЎзР ФА. Т  II. 1940; Категория числа узбекского языка. – Т.: 1944;  Глагол. - Т., 1950.
Категория: Филологические науки | Добавил: Administrator (05.12.2012)
Просмотров: 922 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]