Экономическая теория и история экономической мысли - Экономические науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Воскресенье, 04.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Экономические науки

Экономическая теория и история экономической мысли
Теоретико-экономические аспекты исследования научного труда
 
Автор: Патлатой А.Е., Одесский национальный экономический университет, Украина
 
Расширение и углубление инновационного характера общественного производства, сопровождаемое становлением общества нового типа (широко используются термины «информационное общество», «общество знаний» и др.), приобрело сегодня поистине глобальные масштабы. Среди всех сфер интеллектуального труда, приобретших в этих условиях исключительную значимость, особо выделяется научный труд. Наука обеспечивает расширенное воспроизводство на уровне всего общества, создаёт материальную основу долгосрочного экономического роста, находит способы удовлетворения существующих потребностей, одновременно формируя новые потребности, способствует повышению общественного благосостояния. При этом наука развивает духовно и интеллектуально главную производительную силу общества – человека.
В этой связи представляется важным придание теоретико-экономической определённости категории научного труда и выяснение сущностных характеристик связанных с ней понятий. Для этого следует обратиться к двум фундаментальным парадигмам политической экономии: трудовой теории стоимости и теории предельной полезности.
Наиболее полное выражение трудовая теория стоимости нашла в марксистской политэкономии. Некоторые экономисты предприняли попытку исследования научного труда в рамках этой концепции. Например, А.И. Анчишкин придерживался точки зрения, согласно которой научный труд обладает той же двойственной природой, что и прочие виды общественного труда, и в конечном счёте может быть сведён к общественно необходимым затратам труда: «В условиях товарного производства научные знания, как и всякий иной продукт труда, имеют свою стоимость и потребительную стоимость. Если же абстрагироваться от условий товарного производства, то можно говорить о затратах труда на производство научных знаний…» [1, с. 59]. Тезис о товарной природе научного знания отстаивают и некоторые современные российские исследователи рассматривающие информацию (в том числе и научную) как «…товар, стоимость которого, как и стоимость вещных товаров, создаётся абстрактным трудом разработчиков информации» [2, с. 44]. Конечно, любой научный  труд в известной степени предполагает целесообразное расходование физической, умственной, нервной энергии. Но дело в том, что в рыночной экономике не существует встроенных механизмов, с помощью которых такие затраты научного труда, подобно традиционным затратам простого и сложного труда, могли бы стихийно принимать специфическую общественную форму. Результаты научного труда соотносятся между собой качественно, а не количественно, следовательно, указанный подход вряд ли к ним применим.
Теперь обратимся к исследованию научного труда с точки зрения маржиналистского анализа. Та или иная научная информация создаётся всего однажды (в дальнейшем может подвергаться лишь проверке или опровержению), не изнашивается физически, дальнейшие затраты труда на её тиражирование и/или воплощение осуществляются посредством уже не научного труда. В то же время и потребление научной информации, не являющейся однородным благом, не подчиняется закону убывающей предельной полезности. Предельная полезность каждой следующей единицы товара, в котором воплощена та же научная информация, что и в предыдущей, равна для её потребителя нулю.
Важнейшим аспектом, не позволяющим редуцировать продукт научного труда к другим товарам на рынке, является отсутствие в нём такой экономической характеристики как редкость. А. Корсани отмечает: «При обмене знаниями тот, кто их предаёт, не теряет их; социализируя их, он от них не избавляется. Напротив, их ценность возрастает по мере того, как они распространяются и усваиваются другими» [3, с. 189] Однако общественная ценность этих благ, не подверженных «логике редкости и экономического расчета» [3, с. 189], вступает в противоречие с экономической эффективностью, следовательно, возникает необходимость посредством режима интеллектуальной собственности искусственно вводить «принцип редкости, эффект которого антипродуктивен, ибо подавляет творческий характер коллективной связи и распространения знания» [3, с. 189]. Этот вопрос стал особенно острым в свете  широкого распространения сети интернет, когда выяснилось, что информация может тиражироваться в огромных масштабах и практически бесплатно.
Однако некоторые представители экономических школ США всё же пытаются ввести принцип редкости в анализ специфики научного труда. Дж.Р.  Вайбл утверждает: «Прогресс науки – … результат фокусирования ограниченных научных ресурсов и лучших научных умов на наилучших научных теориях и их последующих лучших альтернативах» [5, с. 2]. Нельзя отрицать, что средства, выделяемые на проведение научных исследований, всегда жёстко ограничены. Кроме того, число одарённых учёных, способных решать сложные научные проблемы, также ограничено, хотя это ограничение вполне преодолимо с помощью соответствующего развития системы образования. Однако результат научного труда – научные знания – всё равно не перестают быть неограниченным общим ресурсом. В этом и заключается один из главных парадоксов, усложняющих изучение научной деятельности в рамках подходов экономической теории.
Используя наработки неоинституциональной теории, Вайбл анализирует поведение учёного как экономического субъекта, склонного к оппортунистическому поведению, подделке научных результатов, выбору наиболее «выгодной» (а не наиболее истинной с точки зрения критериев научной рациональности) исходной теоретической конструкции.
Все эти исследования применимы в границах «нормальной науки», которую Т. Кун определял как исследования, базирующиеся на прошлых крупных научных достижениях и модифицирующие их [4, с. 34], решающие теоретические «головоломки». В ответ на это, К. Поппер задавался закономерным вопросом, действительно ли нормальна «нормальная наука» [4, с. 530].
Однако, во-первых, научная деятельность такого рода имеет мало общего с прорывами в науке, собственно дающими начало новой научной парадигме. Во-вторых, такое поведение учёного, как правило, нацелено на решение частных теоретических проблем и вряд ли может существенно повлиять на развитие общественного производства. В то же время предметом экономической теории выступает научная деятельность, взятая не сама по себе, а в тесной взаимосвязи с процессом дальнейшего движения научного продукта: от фундаментальной и прикладной науки к опытно-техническим и проектно-техническим разработкам и, наконец, к освоению и производству новых видов продукции, модификации производственных процессов. Но эти моменты рассмотренная нами теория совершенно не затрагивает.
Таким образом, напрашивается вывод, что современная экономическая теория не выработала сколь-нибудь логически целостного и всеобъемлющего подхода к такой важнейшей проблеме, как научный труд и форма экономического движения его продуктов. Это объясняется сложностью изучения науки как идеального феномена, который, тем не менее, реально и кардинально меняет облик общественного производства, является эндогенным фактором экономического развития. Важнейшим противоречием является то, что процесс производства научно знания прямо не подчинён логике рыночных отношений, но тесно в неё вплетается; и учёт этого противоречия может внести некоторую определённость в экономические исследования научного труда.
 
Литература:
1.Анчишкин А.И. Наука, техника, экономика. – 2-е изд. – М.: Экономика, 1989. – 383 с.
2.Колтунов В.М., Мальцев К.В. Глобализация экономики: вопросы теории и методологии. – Н. Новгород: изд-во ВВАГС, 2004. – 108 с.
3.Корсани А. Капитализм, биотехнонаука и неолиберализм // Горц А. Нематериальное. Знание, стоимость и капитал (социальная теория). – М.: Изд. Дом ГУ-ВШЭ, 2010.- 208 с.
4.Кун Т. Структура научных революций. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003 – 605 с.
5.Wible J.R. The Economics of Science. Methodology and epistemology as if economics really mattered. – NY: Routledge, 1998. – 271 р.
Категория: Экономические науки | Добавил: Administrator (16.10.2012)
Просмотров: 567 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]