Уголовный процесс и криминалистика; судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Юридичесике науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Суббота, 03.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Юридичесике науки

Уголовный процесс и криминалистика; судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Ограничение права на защиту высшим органом правосудия нашего государства

Автор: Рыжаков А.П., Заслуженный работник высшей школы РФ, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Тульского филиала Международного юридического института

 

В абз. 3 п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 года № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» [1] высший орган правосудия нашего государства однозначно запретил допускать в качестве защитника на стадии предварительного расследования лицо, не наделенное статусом адвоката. Он, в частности, «разъяснил», что якобы «В силу части 2 статьи 49 УПК РФ в стадиях досудебного производства по уголовному делу в качестве защитников допускаются только адвокаты».

Между тем в ч. 2 ст. 49 УПК РФ нет такого ограничения. Во втором предложении здесь закреплено правило, согласно которому «По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый».

Основной закон нашего государства гласит: «Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению». О судебном же решении идет речь в ст. 108 УПК РФ. Не о решении судьи, а именно о «судебном решении». То есть решение, по меньшей мере, об избрании в отношении обвиняемого в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадии предварительного расследования согласно ч. 2 ст. 22 Конституции принимать вправе только суд. Именно перед судом, согласно ч. ч. 3 и 9 ст. 108 УПК РФ, возбуждается ходатайство об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу.

В соответствии с правилами и формулировками ч. 11 ст. 108 УПК РФ постановление об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в апелляционном порядке. Здесь же отмечено, что «суд апелляционной инстанции» принимает решение по жалобе или представлению. Именно его («суда апелляционной инстанции») решение об отмене постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит немедленному исполнению. Более того, «решение суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в кассационном порядке по правилам, установленным главой 47.1» УПК РФ.

Да что говорить? Согласно ч. 2 ст. 29 УПК РФ именно суд и только он в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения:

1) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога;

2) о продлении срока содержания под стражей или срока домашнего ареста;

3) о помещении обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы;

4) о временном отстранении обвиняемого от должности в соответствии со статьей 114 УПК РФ.

И это далеко не исчерпывающий перечень решений, принимаемых судом на стадии предварительного расследования.

Конечно, не во всех судебных заседаниях по рассмотрению судом ходатайств органа предварительного расследования принимает участие обвиняемый. Между тем, исходя из содержания ч. 2 ст. 106, ч. ч. 2, 3 ст. 107, ч. 4 ст. 108, ч. 2 ст. 109 УПК РФ постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу (домашнего ареста, залога) и о продлении срока содержания под стражей (домашнего ареста) подлежит рассмотрению с обязательным участием обвиняемого. Последний же может воспользоваться предоставленным ему п. 5 ч. 4 ст. 46 (п. 5 ч. 4 ст. 47), ч. 2 ст. 49, ч. 1 ст. 119 УПК РФ правом заявить ходатайство. Таким ходатайством вполне может стать ходатайство о допуске к участию в предварительном расследовании в качестве его второго защитника «наряду с адвокатом», к примеру, профессора права, специалиста в области уголовного процесса и (или) уголовного права. Если данное ходатайство в настоящее время и будет не удовлетворено, то законных оснований принятия такого решения у суда нет.

Понятно, что судья, рассматривающий и разрешающий ходатайство в такой ситуации сошлется на абз. 3 п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 года № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога». Между тем стоит напомнить, что в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ не содержится правовых, в том числе уголовно-процессуальных норм (требований и запретов). Это акт толкования права, а не часть УПК РФ. Согласно же ч. 2 ст. 16 УПК РФ суд, прокурор, следователь и дознаватель обязаны обеспечить обвиняемому возможность защищаться всеми не запрещенными УПК РФ способами и средствами.

Заявить ходатайство обвиняемый имеет право. Ходатайство о допуске в качестве защитника к участию в деле наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого или иного лица прямо предусмотрено ч. 2 ст. 49 УПК РФ. В УПК РФ не запрещает обвиняемому заявлять его в судебном заседании, производимом в ходе предварительного расследования. Соответственно лишение обвиняемого возможности воспользоваться помощью второго (наряду с адвокатом) защитника, не наделенного статусом адвоката, тем более, если эта просьба мотивирована высокой квалификацией данного лица, к примеру, в процедуре досудебного производства, является прямы нарушением права обвиняемого на защиту.

Если обращенная к суду, рассматривающему ходатайство об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу (домашнего ареста, залога) и о продлении срока содержания под стражей (домашнего ареста), просьба обвиняемого не будет удовлетворена, постановление судьи может быть обжаловано в апелляционном порядке в связи с нарушением права обвиняемого на защиту. Ведь обвиняемому не позволили воспользоваться помощью того лица, о допуске которого в качестве второго защитника он ходатайствовал. По этой причине, в предложенной нами ситуации, профессор права не смог принять участие в качестве второго защитник в судебном заседании по рассмотрению ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу (домашнего ареста, залога) или о продлении срока содержания под стражей (домашнего ареста). Тем самым суд обвиняемому в нарушение требований ч. 2 ст. 16 УПК РФ не обеспечил возможность защищаться всеми не запрещенными УПК РФ способами и средствами.

И «виноват» в том, как не горько это признать, будет прежде всего высший орган правосудия нашего государства, формулировка разъяснений которого в рассматриваемом случае, мягко говоря, небезупречна.

 

Литература:

1. Рос. газета. — 2013. 27 декабря.

t'>

Категория: Юридичесике науки | Добавил: Administrator (21.08.2014)
Просмотров: 445 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
По правде говоря, допуск к обвиняемому в роли защитника родственника есть не реализацией права на защиту, а скорее реализация права на встречи с родственниками. К сожалению, государство использует большие ограничения в плане встреч с родственниками обвиняемому, которые и хватаются за данную "соломинку", стараясь поддерживать арестованного близкого человека. 
Но нельзя расширять круг людей, которые могут представлять интересны заключенного-обвиняемого. Ведь из-за некомпетентности такого защитника может пострадать судьба не одного человека.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]