Уголовный процесс и криминалистика; судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Юридичесике науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Пятница, 09.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Юридичесике науки

Уголовный процесс и криминалистика; судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Судебное решение законно, когда оно основано на устоявшихся научных положениях: пример

Автор: Рыжаков А.П., заслуженный работник высшей школы РФ, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Тульского филиала Международного юридического института

 

В гости приехал бывший начальник кафедры, а ныне судья суда среднего звена федеральных судов общей юрисдикции. И как всегда разговор пошел об уголовном процессе. Краеугольным стал вопрос о том, нужно ли возбуждать уголовное дело по сбыту наркотиков, если возбуждено уголовное дело в отношении конкретного лица, но по приобретению этих самых наркотиков? Если нужно, то незаконным будет в такой ситуации привлечение к уголовной ответственности сбытчика наркотиков, когда в отношении факта сбыта таковых уголовное дело не возбуждалось. Судья полагал, что отдельное возбуждение уголовного дела по факту сбыта или же в отношении конкретного сбытчика необходимо. Я категорически с ним не согласен. Думаю, доводы в защиту моей позиции будут интересны всем правоприменителям, сталкивающимся с фактом «выявления» иного преступления в ходе предварительного расследования.

Поднятая проблема касается не только сбыта и приобретения наркотиков и даже не только тех преступлений, где наличие одного предполагает, по меньшей мере, существование признаков объективной стороны состава другого преступления (дача взятки и ее получение, приобретение и сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, и т.п.). В процессе производства предварительного расследования могут выявляться преступления, которые совершил подозреваемый (обвиняемый и др.) или же иное лицо, связанные и несвязанные с тем эпизодом преступной деятельности, по признакам которого принято решение о возбуждении уголовного дела. Нужно ли в таких случаях возбуждать уголовное дело? Будет ли производство предварительного расследования по таким «новым» преступления законным, если по каждому из этих фактов не выносилось отдельное постановление о возбуждении уголовного дела?

Чтобы правильно ответить на поставленный вопрос, следует найти первооснову, то главное, на чем будет ответ строиться. Полагаю, что таковым является совокупность положений, составляющих правовую основу трех уголовно-процессуальных институтов: основания начала уголовно-процессуальных отношений, стадийность уголовного процесса и задачи стадий, прежде всего, стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования.

Первая стадия уголовного процесса — стадия возбуждения уголовного дела. За ней следует стадия предварительного расследования, которая возникает после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела.

Уголовный процесс начинается при наличии повода для возбуждения уголовного дела (на этом этапе он является, скорее, поводом для начала уголовного процесса) и фактических оснований для начала уголовного процесса — вероятности присутствия в происшествии, о котором идет речь в поводе, уголовно процессуально значимых признаков объективной стороны состава преступления. Любая степень вероятности наличия общественно опасного деяния или общественно опасных последствия должна (при наличии предусмотренного ч. 1 ст. 140 УПК РФ повода) порождать возникновение уголовно-процессуальных правоотношений, содержанием которых и является уголовно-процессуальная деятельность (уголовный процесс).

Причем не имеет значения, как квалифицировал (правильно, полно, мотивированно или же нет) орган предварительного расследования то деяние, по которому уголовный процесс им был начат. На первоначальной стадии (стадии возбуждения уголовного дела) перед следователем (дознавателем и др.) не стоит задачи установления всех обстоятельств, подлежащих доказыванию. Это задача следующей стадии уголовного процесса — стадии предварительного расследования. Задача стадии возбуждения уголовного дела другая. Она двуедина. С одной стороны, реагирование на каждый факт совершения преступления, выражающееся в немедленной регистрации любого заявления (сообщения) содержащего уголовно процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления. С другой, — ограждение последующих этапов уголовного процесса, в частности стадии предварительного расследования, от рассмотрения фактов:

— которых в реальности не было;

— безусловно не являющихся преступными, то есть в которых нет хотя бы одного из обязательных признаков объективной стороны состава преступления.

Именно отличие задач данных этапов уголовно-процессуальной деятельности не позволяет на первоначальной стадии уголовного процесса применять средства, присущие исключительно стадии предварительного расследования. На стадии возбуждения уголовного дела нельзя допрашивать, производить очные ставки, обыски, контроль и запись переговоров, а равно ряд других следственных действий. Мы уже не говорим о невозможности на стадии возбуждения уголовного дела избрания меры пресечения и реализации большинства иных уголовно-процессуальных мер принуждения (отстранения от должности, наложения ареста на имущество и др.).

Законодатель выделил первоначальную стадию уголовного процесса специально для того, чтобы пока не будут собраны «достаточные данные, указывающие на признаки преступления» (фактические основания для возбуждения уголовного дела) орган предварительного расследования не имел бы права применять средства стадии предварительного расследования.

В нашей же ситуации орган предварительного расследования констатировал наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. В этой связи принял решение о возбуждении уголовного дела и приступил к предварительному расследованию. Да, в постановлении о возбуждении уголовного дела не перечислены все возможные составы, связанные и обусловленные совершением того деяния, наличие в котором признаков преступления позволило вынести постановление о возбуждении уголовного дела. Но перечислять все из них законодатель не только не требует, во многих случаях это сделать просто невозможно.

Согласно ч. 2 ст. 140 УПК РФ основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Не одного какого-то преступления и не всех тех преступлений, которые были совершены до этого, а любого одного. После этого следователь (дознаватель и др.) обязан приступить к производству предварительного расследования.

Приступив же к осуществлению деятельности, присущей второй стадии уголовного процесса, орган предварительного расследования не вправе вернуться назад к стадии возбуждения уголовного дела, если, конечно, постановление о возбуждении уголовного дела не будет отменено в законном порядке.

Уголовный процесс не может идти вспять. Не может быть стадии возбуждения уголовного дела после стадии предварительного расследования. Единственное предусмотренное законодателем «исключение» из этого правила — выделение в отдельное производство материалов из уголовного дела (ст. 155 УПК РФ). Но и таковое исключением из правила следует именоваться лишь условно. Утверждать это нам позволяет то обстоятельство, что в ситуации, о которой идет речь в ст. 155 УПК РФ, имеет место выявление в процессе предварительного расследования оснований начала другого уголовного процесса, никоим образом и не в какой его части не связанного с осуществляемым предварительным расследованием. Напомним, ст. 155 УПК РФ позволяет выделять материалы из уголовного дела о деяниях, которые содержат признаки преступления:

1) совершенного лицом, не являющемся по делу ни обвиняемым, ни подозреваемым;

2) не связанного с расследуемым преступлением.

Когда же речь идет о «выявлении» факта сбыта наркотиков в процессе расследования факта приобретения таковых, мы имеем дело с деянием (сбыт), которое содержат признаки преступления связанного с расследуемым преступлением (приобретение). Соответственно в такой ситуации не только нет необходимости отдельно возбуждать уголовное дело еще и по сбыту наркотиков, следователь (дознаватель и др.), производящий расследование факта приобретения наркотических средств, не имеет законной возможности даже вынести постановление о выделении в отдельное производство материалов из уголовного дела по факту сбыта наркотических средств. Если он вынесет такое постановление, оно будет незаконным, так как нарушает предусмотренное ст. 155 УПК РФ обязательное условие выделения в отдельное производство материалов из уголовного дела.

Одним из доводов в защиту позиции, согласно которой возбуждать уголовное дело по сбыту наркотиков при наличии возбужденного уголовного дела по их приобретению все же нужно, было то обстоятельство, что уголовное дело по приобретению наркотиков возбуждено в отношении конкретного лица, а не по факту. Однако возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица не может быть без возбуждения уголовного дела по факту совершения этим лицом деяния, содержащего признаки преступления. Признаки такого элемента состава преступления, как субъект преступления, не имеют уголовно-процессуального значения. Нельзя возбудить уголовное дело в связи с тем, что Иванов А.А. достиг возраста 16 лет, вменяем и является физическим лицом. Уголовное дело возбуждается в связи с наличием достаточных данных, указывающих на признаки преступления. А в отношении лица тогда, когда имеются доказательства причастности этого лица к совершению искомого деяния.

То есть законом предусмотрено не два самостоятельных вида возбуждения уголовного дела: по факту совершения преступления и в отношении лица. Все уголовные дела возбуждаются по факту наличия в деянии признаков преступления (иногда употребляется понятие «по факту преступления»). Некоторые из таковых, прежде всего для обеспечения подозреваемому возможности реализации права на защиту, возбуждаются в отношении лица. Но они тоже возбуждаются не из-за того, что есть подозреваемый, а в связи с наличием достаточных данных, указывающих на признаки преступления, то есть, по сути, и прежде всего — по факту наличия в деянии, о котором сообщено в орган предварительного расследования, признаков преступления.

Поэтому и данный довод не может быть признан безупречным. А то обстоятельство, что законодатель не предоставил правоприменителю возможности, после того как следователь (дознаватель и др.) приступил к производству предварительного расследования, начинать стадию возбуждения уголовного дела не иначе как путем выделения материалов из уголовного дела, позволяет нам сделать следующее заключение. Следователь (дознаватель и др.) узнавший в ходе предварительного расследования о совершении подозреваемым (обвиняемым) еще одного деяния, содержащего признаки преступления, и (или) выявивший признаки иного преступления, связанного с расследуемым преступлением, обязан производить в отношении таковых уголовно-процессуальную деятельность в рамках возбужденного уголовного дела. Вторичное вынесение постановления о возбуждении уголовного дела по таким деяниям (в отношении лиц, совершивших связанное с расследуемым преступление) законом не предусмотрено.

Категория: Юридичесике науки | Добавил: Administrator (18.04.2014)
Просмотров: 587 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]