Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Юридичесике науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Пятница, 09.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Юридичесике науки

Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

Незаконные действия с платежными инструментами по уголовному законодательству Республики Молдова и Украины: сравнительно-правовой анализ

Автор: Стати Виталий Анатольевич, кандидат юридических наук, доцент Департамента уголовного права Молдавского государственного университета (г. Кишинев, Республика Молдова)

 

Статья 237 Уголовного кодекса Республики Молдова (далее – УК РМ) устанавливает ответственность за: изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных кредитных карт или иных платежных инструментов, не являющихся денежными знаками или ценными бумагами, но удостоверяющих, устанавливающих либо предоставляющих имущественные права или обязанности (ч. (1)); те же действия, совершенные: b) служащим или другим работником при исполнении служебных обязанностей; с) организованной преступной группой или преступной организацией; d) в особо крупных размерах (ч. (2)).

Аналогом этой статьи в Уголовном кодексе Украины является статья 200 «Незаконные действия с документами на перевод, платежными карточками и иными средствами доступа к банковским счетам, электронными деньгами, оборудованием для их изготовления». Данная статья предусматривает ответственность за: подделку документов на перевод, платежных карточек или иных средств доступа к банковским счетам, электронных денег, а также приобретение, хранение, перевозку, пересылку с целью сбыта поддельных документов на перевод, платежных карточек или их использование или сбыт, а также неправомерный выпуск или использования электронных денег (ч. 1); те же действия, совершенные повторно или по предварительному сговору группой лиц (ч. 2).

Сравнительный анализ положений упомянутых выше статей позволяет выявить некоторые сходства и, вместе с тем, особенности законодательной регламентации ответственности за незаконные действия с платежными инструментами. В конечном счете, взаимное изучение опыта уголовно-правовой борьбы с такими действиями может способствовать совершенствованию уголовного законодательства Республики Молдова и Украины.

Прежде всего, отметим, что ст. 237 УК РМ входит в состав Главы Х «Экономические преступления» Особенной части. Статья 200 УК Украины включена в Раздел 7 «Преступления в сфере хозяйственной деятельности» Особенной части. Такой подход предполагает отсутствие принципиальных различий в трактовке содержания родового и непосредственного объекта деяний, предусмотренных ст.237 УК РМ и ст.200 УК Украины.

В то же время, относительно предмета данных деяний, нельзя не отметить некоторые особенности.

Так, согласно ст.237 УК РМ, предметом преступления признаются поддельные кредитные карты или иные платежные инструменты, не являющиеся денежными знаками или ценными бумагами, но удостоверяющие, устанавливающие либо предоставляющие имущественные права или обязанности.

В соответствии со ст.1289 Гражданского кодекса Республики Молдова, «банковская карточка является выпущенным банком (эмитентом) платежным документом, позволяющим его владельцу получать деньги наличными, осуществлять перевод денежных сумм в пределах средств, имеющихся на его счете в банке-эмитенте, либо за счет кредитной линии, предоставленной ему этим банком». Для того, чтобы карта считалась предметом преступлений, предусмотренных ст.237 УК РМ, необязательно чтобы ее эмитентом был именно банк. Карта может быть выпущена любым другим управомоченным юридическим лицом. Обязательным образом, карта должна быть платежным документом. Карта, имеющая любое другое предназначение, не может быть признана предметом деяний, предусмотренных ст.237 УК РМ.

Обратим внимание на несоответствие русского варианта текста ст.237 УК РМ («…поддельные кредитные карты…») с его вариантом на государственном, румынском языке («…carduri de plată false…» (то есть «…поддельные платежные карты…»)). Исходя из этого, для квалификации деяния по ст.237 УК РМ, не имеет значения, если ее предметом является кредитная карта, дебетовая карта или расчетная карта. Как мы уже ранее подчеркнули, важно то, чтобы карта была платежным документом.

По смыслу ст. 237 УК РМ, иные платежные инструменты – это: платежное поручение по кредитовому переводу (то есть – данное лицом (распорядителем) банку (банку-распорядителю) распоряжение выплатить определенную сумму в пользу другого лица (получателя) с целью погашения денежного обязательства распорядителя перед получателем); чек (то есть – составленное согласно требованиям закона письменное долговое обязательство, содержащей безусловное распоряжение выписавшего чек лица (чекодателя) плательщику (трассату) уплатить по предъявлении определенную денежную сумму предъявителю чека, обозначенному в чеке лицу либо тому, кого оно укажет); документарный аккредитив (то есть – обязательство, посредством которого банк (банк-эмитент), действуя по поручению и в соответствии с указаниями своего клиента (распорядителя) либо от своего имени, осуществляет выплату третьему лицу (получателю) или по его указанию, либо акцептует и оплачивает векселя, переведенные получателем, либо уполномочивает другой банк осуществить такую выплату или акцептовать и оплатить такие векселя); документарное инкассо (то есть – обязательство, которое банк (банк-ремитент) обязуется осуществлять в соответствии с указаниями своего клиента (эмитента) операции с финансовыми документами (векселями, чеками, другими документами такого рода, используемыми для получения платежа), сопровождаемыми коммерческими документами (счетами-фактурами, транспортными документами, ценными бумагами, другими документами такого рода, не являющимися финансовыми), с целью получения, в том числе через другой банк (банк, уполномоченный осуществлять инкассацию), платежа или акцепта выпущенных векселей либо с целью выдачи документов взамен платежа или акцепта выпущенных векселей) и т.д.

По мнению А. А. Дудорова, оптимальным определением предмета преступления, предусмотренного ст. 200 УК Украины, представляется такая формулировка: «документ на перевод, платежная карта или другой платежный инструмент, который не является ценной бумагой (подчеркнуто мной – С.В.)» [1, с. 86-87].

Для сравнения, ограничительное условие «не являющиеся денежными знаками или ценными бумагами» прямо упоминается в диспозиции ст. 237 УК РМ. Например, вексель не отвечает этому условию. Являясь, среди прочего, ценной бумагой, вексель образует предмет преступлений, предусмотренных ст. 236 УК РМ («Изготовление или сбыт поддельных денежных знаков или ценных бумаг»).

Так или иначе, понятия «документы на перевод», «платежные карточки», «иные средства доступа к банковским счетам», а также «электронные деньги», характеризующие предмет преступления, предусмотренного ст. 200 УК Украины, являются частями целого, обозначенного понятием «платежный инструмент». В этом отношении, нет принципиальных различий в трактовке содержания предмета деяний, предусмотренных ст.237 УК РМ и ст.200 УК Украины.

На такой вывод никоим образом не влияет то, что название ст. 200 УК Украины указывает, среди прочего, на оборудование для изготовления документов на перевод, платежных карточек, иных средств доступа к банковским счетам. Такое оборудование не упомянуто в ст. 237 УК РМ.

О. А. Осташевская обращает внимание на расхождение между названием ст. 200 УК Украины и диспозицией данной статьи: «Почему в диспозиции не упоминается о незаконных действиях с оборудованием для изготовления документов на перевод, платежных карточек и других средств доступа к банковским счетам?» [2]

Для квалификации преступления имеет значение диспозиция статьи уголовного закона, а не ее название. В связи с этим, согласимся с А.А. Дудоровым, который отмечает: «В отличие от названия статьи УК, в ее диспозиции оборудование для изготовления средств доступа к банковским счетам не упоминается. Поэтому самостоятельным предметом данного преступления оно не признается. Действия с указанным оборудованием, при наличии к этому оснований, могут рассматриваться как приготовление к подделке средств доступа к банковским счетам и квалифицироваться по направленности умысла по ст. 14, ст. 200 УК» [1, с. 77].

По этой причине, трудно согласиться с Е. Л. Стрельцовым, который считает, что незаконные действия с оборудованием для изготовления средств доступа к банковским счетам, является формой оконченного преступления, предусмотренного ст. 200 УК Украины [3, с. 398].

Другие авторы развивают мысль, высказанную А.А. Дудоровым. Так, М. М. Панов и Л. О. Стрелков признают оборудование для изготовления средств доступа к банковским счетам, не чем иным, как орудием (средством совершения) преступления [4, с. 75; 5]. Итак, именно эту роль, а не роль предмета преступления исполняет данное оборудование.

Такой вывод действителен и в контексте анализа преступлений, предусмотренных ст. 237 УК РМ. Ведь согласно ст. 26 УК РМ, приготовлением к преступлению признается предварительный сговор на совершение преступления, приискание, изготовление или приспособление средств или орудий либо иное умышленное создание условий для его совершения, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от воли виновного причинам.

С точки зрения объективной стороны преступления, такие действия, как изготовление (подделка) и сбыт, упомянуты как в ст. 237 УК РМ, так и в ст. 200 УК Украины. Незнакомыми для диспозиции ст. 237 УК РМ являются такие формы преступления, как приобретение, хранение, перевозка и пересылка.

Лица, приобретающие, хранящие, перевозящие или пересылающие поддельные платежные инструменты (кроме тех, которые вводят их в обращение, а также лиц, которые их изготавливают) исполняют роль пособников изготовления или сбыты поддельных кредитных карт или иных платежных инструментов. Поэтому, они должны быть привлечены к ответственности в соответствии с ч. (5) ст. 42 и ст. 237 УК РМ. Уточним следующее: в случае пересылки поддельных платежных инструментов, рассматриваемой как форма пособничества, не имеется в виду отчуждение, то есть сбыт данных подделок. Имеется в виду тот случай, когда лицо само себе пересылает поддельные платежные инструменты на адрес, отличный от того, с которого оно их отправило. После этого, в месте доставки, подделки передаются лицу, которое введет их в обращение.

Такая форма преступления, как использование, прямо не упоминается в диспозиции ст. 237 УК РМ. Тем не менее, такое действие подпадает под данную статью. Дело в том, что, по смыслу ст. 237 УК РМ, сбыт платежных инструментов предполагает любое их введение в финансовый оборот. Таким образом, по версии молдавского законодателя, сбыт выражается двумя формами: 1. отчуждение платежных инструментов; 2. использование платежных инструментов.

Такой подход отличается от того, который лежит в основе ст. 200 УК Украины. Так, по мнению Л.О. Стрелкова, «использование (как настоящих) поддельных документов на перевод или платежных карточек представляет собой осуществление с их помощью перевода денег с соответствующего счета плательщика без его согласия на любой другой счет или получения по поддельным документам перевода наличных средств. Под сбытом поддельных документов на перевод, платежных карточек и других средств доступа к банковским счетам следует понимать любое их умышленное отчуждение (возмездные и бесплатное), выпуск в обращение как лицом, их изготовила, так и той, которая их подрабатывала (независимо от того, откуда они к ней попали, но при условии, что это лицо осознает факт выпуска в обращение указанных предметов)» [5].

Теперь обратимся к другому вопросу. С точки зрения А. А. Дудорова, «В том случае, когда в результате использования поддельных документов на перевод или платежных карточек происходит завладение чужими денежными средствами, совершенное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 200 и ст. 190 УК («Мошенничество»)» [1, с. 90]. Похожее мнение по этому поводу высказал О. Л. Стрелков [5].

По нашему мнению, завладение чужими денежными средствами в результате использования поддельных платежных инструментов должно быть квалифицировано только в соответствии со ст. 237 УК РМ. В данном случае, отсутствует необходимость дополнительного применения ст. 190 УК РМ («Мошенничество»).

Наши аргументы следующие: использование платежных инструментов предполагает обман. Аналогичным образом, является обманом, например, использование поддельных документов. Однако хищение, сопряженное с использованием поддельных документов, квалифицируется только как мошенничество. В этом случае, исключается дополнительное вменение виновному использования поддельных документов. Следуя этой логике, завладение чужими денежными средствами в результате использования поддельных платежных инструментов следовало бы квалифицировать только как мошенничество, без дополнительного применения ст. 237 УК РМ.

Исходя из этого, единственно приемлемый вывод состоит в том, что ст. 237 УК РМ является специальной нормой по отношению к ст. 190 УК РМ. В основном, особенности предмета преступления, предусмотренного ст. 237 УК РМ, послужили основой для такого выделения специальной нормы из общей нормы.

В другом контексте, субъектом преступлений, предусмотренных ст. 237 УК РМ может быть любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, а также юридическое лицо (за исключением органа публичной власти).

Часть (4) ст. 21 УК РМ предусматривает: «Юридические лица, за исключением органов публичной власти, несут уголовную ответственность за преступления, за совершение которых предусмотрено наказание для юридических лиц в Особенной части настоящего кодекса». Согласно санкциям ст. 237 УК РМ, юридическое лицо наказывается: штрафом в размере от 1000 до 3000 условных единиц[1] с лишением права заниматься определенной деятельностью (ч. (1)); штрафом в размере от 3000 до 6000 условных единиц с лишением права заниматься определенной деятельностью или с ликвидацией юридического лица (ч. (2)). Таким образом, ст. 237 УК РМ выполняет требования, установленные положениями ч. (4) ст. 21 УК РМ.

Анализ ст. 963 «Основания для применения к юридическим лицам мер уголовно-правового характера» УК Украины позволяет сделать вывод о том, что юридическое лицо не может быть субъектом преступления, предусмотренного ст. 200 УК РМ.

По мнению А. А. Дудорова и Л. О. Стрелкова, если действия, перечисленные в ст. 200 УК, совершает должностное лицо с использованием служебного положения, ей предстоит дополнительно инкриминировать ст. 364 УК Украины (при наличии всех признаков данного состава преступления) [1, с. 90; 5].

Для сравнения, изготовление или сбыт поддельных платежных инструментов служащим или другим работником при исполнении служебных обязанностей квалифицируется по п. b) ч. (2) ст. 237 УК РМ. Под «служащим» имеется в виду: должностное лицо; публичное лицо; лицо, исполняющее ответственную государственную должность; лицо, управляющее коммерческой, общественной или иной негосударственной организацией и т.д. Применение п. b) ч. (2) ст. 237 УК РМ исключает дополнительную квалификацию по ст. 327 «Злоупотребление властью или служебным положением» и ст. 335 «Злоупотребление служебным положением» УК РМ.

В заключении отметим, что такие обстоятельства, как совершение преступления организованной преступной группой или преступной организацией (п. c) ч. (2) ст. 237 УК РМ) и в особо крупных размерах (п. d) ч. (2) ст. 237 УК РМ) не знакомы диспозиции ст. 200 УК Украины. В то же время, обстоятельства совершения преступления повторно или по предварительному сговору группой лиц (ч. 2 ст. 200 УК Украины) не знакомы диспозиции ст. 237 УК РМ.

 

Литература:

1. Дудоров О.О. Злочини у сфері господарської діяльності: кримінально-правова характеристика. – Київ: Юридична практика, 2003. – 924 с.

2. Осташевська О. А. Платіжний інструмент як предмет злочину в кримінальному праві України // Право і суспільство. – 2014. – № 4. – С. 256-261.

3. Уголовный кодекс Украины: Научно-практический комментарий / Отв. ред. Е. Л. Стрельцов. – Харьков: ООО «Одиссей», 2005. – 864 с.

4. Панов М. М. Кримінальна відповідальність за незаконні дії з документами на переказ, платіжними картками та іншими засобами доступу до банківських рахунків. – Харків: Право, 2009. – 184с.

5. Стрелков Л. О. Кримінальна відповідальність за незаконні дії з документами на переказ, платіжними картками та іншими засобами доступу до банківських рахунків, обладнанням для їхнього виготовлення // Юридична наука. – 2011. – № 1. – C.145-151.

 

[1] В соответствии с ч.(2) ст.64 УК РМ, одна условная единица штрафа равняется 20 леям, то есть примерно 25 гривнам.

Категория: Юридичесике науки | Добавил: Administrator (25.06.2016)
Просмотров: 137 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]