Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Юридичесике науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Среда, 07.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Юридичесике науки

Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право
Новое в российском законодательстве об уголовной ответственности за незаконное предпринимательство
 
Авторы:
 
Середа Ирина Михайловна, заведующая кафедрой уголовного права и криминологии Иркутского юридического института (филиала) Российской правовой академии Минюста РФ, доктор юридических наук, профессор (г. Иркутск)
 
Суханов Сергей Васильевич, аспирант кафедры уголовного права и криминологии Байкальского государственного университета экономики и права (БГУЭП), г. Иркутск
 
Несмотря на изменения, внесенные в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом от 7 декабря 2011 № 420-ФЗ в диспозицию ст. 171 УК РФ, вопросы уголовной ответственности за осуществления предпринимательской деятельности в связи  с предоставлением в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, не перестали быть актуальными.
Специалисты отмечали несовершенство юридической техники, когда законодатель в ст. 171 УК РФ при регламентации уголовной ответственности за нарушение правил регистрации наряду с общим случаем предусмотрел его «частный случай» – «представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения» [1].
Представляется, что решение данного вопроса непосредственно связано с проблемой привлечения к уголовной ответственности за незаконное предпринимательство, когда лицо осуществляет данную деятельность через подставных лиц.
Так, О.А. Авдеева предлагала исключить указание на данный признак из текста ст. 171 УК РФ в качестве самостоятельной формы незаконного предпринимательства, оставив осуществление предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации [2; 9].
При этом автор отождествляет понятие «нарушение правил регистрации» с неправомерными действиями, которые указанны в ст. 25 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» в качестве оснований наступления ответственности для заявителя и индивидуального предпринимателя [3; 93].
Вместе с тем, из анализа перечня неправомерных действий, указанных в ст. 25 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», следует, что к неправомерным действиям заявителя и (или) юридического лица, индивидуального предпринимателя также относятся и те случаи, когда незаконное предпринимательство может осуществляться, в том числе и с представлением в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения.
Думается, что понятие представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, укладывается в объем понятия «неправомерные действия лица, при государственной регистрации», к которому относится и понятие «нарушения правил регистрации».
Существует мнение, что «каких-либо особых правил регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей не существует. С позиции грамматического толкования понятия «порядок» и «правила» не идентичны, каждое из них имеет свое смысловое значение. Но поскольку вслед за изменением диспозиции ст. 171 не было принято дополнительных нормативных актов, устанавливающих правил регистрации, можно сделать вывод, что речь идет все-таки о нарушении установленного порядка регистрации субъектов, осуществляющих предпринимательскую деятельность»[ 3; 92].
Следуя указанной логике, можно заметить, что любые незаконные манипуляции (действия) заявителя и (или) юридического лица, индивидуального предпринимателя должны квалифицироваться только как совершенные с нарушением правил регистрации.
Возникает вопрос: с какой же целью законодатель при регламентации уголовной ответственности за незаконное предпринимательство наряду с нарушением правил регистрации также отдельно выделял ответственность и за представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения?
Вместе с тем, в соответствии с абзацем 2 ст. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 г. № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве», под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации понимается ведение такой деятельности субъектом предпринимательства, которому заведомо было известно, что при регистрации были допущены нарушения, дающие основания для признания регистрации недействительной (например, не были представлены в полном объеме документы, а также данные или иные сведения, необходимые для регистрации, либо она была произведена вопреки имеющимся запретам)[4; 2].
Представляется, что правоприменителю для правильной оценки обстоятельств конкретного дела и действий лица, совершившего незаконное предпринимательство с нарушением правил регистрации, прежде всего, необходимо решить на ряд вопросов: 1) Какие нарушения при регистрации были допущены? 2) Содержат ли эти нарушения достаточные основания для признания регистрации недействительной и было ли заранее известно лицу (заявителю) о допущенных в процессе регистрации нарушениях?
При наличии данных трех компонентов можно говорить о незаконном предпринимательстве совершенном с нарушением правил регистрации.
Представляется, что в ст. 23 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» перечислены конкретные случаи, когда государственная регистрация юридического лица и индивидуального предпринимателя осуществляется с нарушением правил и может быть признана недействительной, например:
- непредставления определенных настоящим Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов;
- несоблюдения нотариальной формы представляемых документов в случаях, если такая форма обязательна в соответствии с федеральными законами;
- подписания неуполномоченным лицом заявления о государственной регистрации или заявления о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в едином государственном реестре юридических лиц;
- несоответствия наименования юридического лица требованиям федерального закона и др.[5].
В вышеперечисленных случаях, регистрирующий орган обязан был отказать заявителю в такой регистрации. И если такая регистрация субъектов предпринимательства была произведена вопреки требованиям ФЗ № 129-ФЗ, означает, что произведена с нарушением правил регистрации.
Критически к новеллам уголовного закона, направленным на борьбу с незаконным предпринимательством, относится Н.А. Лопашенко, отмечая, что «вновь введенные в ст. 171 УК РФ уголовно наказуемые действия зачастую практически не характеризуются общественной опасностью, или же степень последней явно недостаточна для преступления»[6; 298].
Если лицо все-таки было зарегистрировано без представления в регистрирующий орган надлежащих документов, то, видимо, в такой ситуации к ответственности, в зависимости от конкретных обстоятельств, должно привлекаться должностное лицо, допустившее такое нарушение.
При этом решение об отказе в государственной регистрации должно содержать основания для отказа (п. 2 ст. 23 Закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей») с обязательной ссылкой на нарушения, предусмотренные п. 1 данной статьи. По смыслу Закона представление для государственной регистрации недостоверных сведений не влечет отказа в государственной регистрации, а влечет ответственность заявителей, юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в соответствии с российским законодательством.
Регистрирующий орган не наделен правом проводить правовую экспертизу предоставляемых для государственной регистрации документов[8].
Следовательно, при отсутствии оснований для отказа в государственной регистрации, указанных в ст. 23 Закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», государственную регистрацию нельзя признать как совершенную с нарушением правил.
В случаях если, регистрация сопряжена с представлением в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, речь идет о необоснованной регистрации[6; 2].
Очевидно, что при такой форме незаконного предпринимательства действия лица (заявителя) явно выходят за рамки того понятия, когда действия субъекта расценивались как осуществление предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации.
Формально регистрирующий орган не нарушает в процессе регистрации требование закона, подобные образования (зарегистрированные по поддельным документам) нелегитимны с момента своей регистрации[7].
Представляется, что осуществление предпринимательской деятельности сопряженное с представлением в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, является разновидностью такой формы незаконного предпринимательства, как осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации. Например, у лица осуществляющего предпринимательскую деятельность, через подставных лиц, фактически отсутствует государственная регистрация.
В связи с чем, исключение из ч. 1 ст. 171 УК РФ такого признака как, представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложных сведений, одновременно не повлекла его полную декриминализацию.
 
Литература:
1. Строганова Т.Ю. Проблемы квалификации незаконного предпринимательства, связанного с государственной регистрацией // Налоги (газета). 2008, № 41 // СПС «Консультант Плюс».
2. Авдеева О.А. Незаконное предпринимательство: уголовно – правовая характеристика и ответственность. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2009.
3. Авдеева О.А. Незаконное предпринимательство: уголовно – правовая характеристика и ответственность. Дисс. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2009.
4. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 1.
5. Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»: Закон РФ от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ // Собрание Законодательства  РФ. 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3431.
6. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону (раздел VIII УК РФ). М. 2006.
7. Щербаков Н.Б. Недействительность и государственная регистрация юридических лиц, 2006. Изд-во: «Статут» // СПС «Консультант Плюс».
Категория: Юридичесике науки | Добавил: Administrator (17.02.2013)
Просмотров: 616 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]