Социальная философия и философия истории - Философские науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Среда, 07.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Философские науки

Социальная философия и философия истории
Право как ритуал: постановка проблемы на материале поздней античности
 
Автор: Бойчук Сергей Сергеевич, к. филос. н., Луганский государственный университет внутренних дел им. Э.А. Дидоренко
 
Феномен римского права, как и остальные составляющие бесценного наследия Вечного города, занимает совершенно особое место в европейской истории, западных структурах самосознания и стратегиях самоописания. Это повышенное и трепетное внимание к urbi et orbi Семи холмов создало особый канон Рима, который на протяжении многих веков определял пространство базовых смыслов и ценностей. Вдохновляя и задавая горизонт стремлений, Рим, как эйдос и телос цивилизации наследников разрушивших Вечный город варваров, наряду с ортодоксией героического оставил и собственный апокриф. К последнему относится смутное время империи, обнажившее основные тупики латинского лабиринта и представившее государственно-правовую машину в далеко не наилучшем свете.
Одна из наиболее характерных и удивительных, с точки зрения современной юриспруденции, черт римского право поздней империи заключалась в абсолютном пренебрежении фундаментальных логических оснований рационального дискурса. По-армейски строгая и математически точная система божественного искусства соблюдения доброго и воздаяния равного, что воспринималась в качестве бытийно и ценностно первичной реальности по отношению к несовершенству земного, оказалась грудой разрозненных и взаимоисключающих друг друга законов, эдиктов, постановлений, решений: железный строй легиона превратился в варварскую орду. Абсурдность данной правовой ситуации в наиболее полной степени проявилась в таких курьезных явлениях, как необходимость обращаться к частным коллекциям адвокатов с целью обнаружить необходимую для очередной кодификации копию императорской конституции, или в многочисленных спекуляциях и злоупотреблениях в судах на основании разночтений и противоречий различных нормативных документах.
Сам факт наличия правовых коллизий, как и механизм, их разрешения является неизбежностью любой развивающейся законодательной системы, но, особенность рассматриваемой проблемы состоит в том, что, несмотря на очевидность присутствия взаимоисключающих друг друга норм способ преодоления последних так и не был выработан. При этом, следует помнить, что сами многочисленные попытки кодификаций и терпевшие неудачу за неудачей бесчисленные систематизации, в том числе и получивший явно незаслуженную славу так называемый «закон о цитировании», ни в коем случае не свидетельствует о стремлении справиться со сложившимися обстоятельствами: достаточно вспомнить предлагали ли данные юридические акты некий разумный способ выхода за пределы противоречий. Механический подсчет голосов по принципу «одна голова – хорошо, а две – всегда правы» или назначение одного из длинного списка на должность постоянного и безупречного хранителя истины – явно не в счет.
Традиционно в литературе данная ситуация описывается как результат варваризации и перехода от классического высокого права интеллектуальной традиции юристов к вульгарному прочтению времен солдатских императоров. Однако, если отказаться от рожденных Новым временем и европейским проектом модерна представлениях о сущности пространства юридического и внимательно присмотреться к смысловым горизонтам права, заданным целостностью культуры, то возникает возможность понять то, чем в действительности был римский космос закона. Прежде всего, необходимо вспомнить, что внутренняя противоречивость законодательства не является некой исторической случайностью или девиацией, вызванной общим упадком, а выступает своеобразной нормой и, в некотором смысле, отличительной чертой правовых систем обществ древнего мира.
Несогласованность отдельных норм и юридических актов характерно как для «Законов Ману», так и для римского права царского периода, и причина наличия противоречий заключается в принципиальной неизменности архаического права: новые нормы не отменяли старые, а просто дополняли их, создавая серьезные трудности для толкователей.
Кошмар невозможности отбросить существующее право объясняется тем, что последнее встраивается в сакральный универсум вечных сущностей и таким образом пребывает в абсолютной самотождественности. Игнорируемая противоречивость и иллюзорная неизменность юридического осуществляет себя исключительно в сфере религии в качестве одной из форм общения и установления связи с первоосновами бытия. В то же время, священный статус законов в силу присущего римскому праву крайнего формализма оказывается не столько отображением небесной трансцендентной справедливости, а особым ритуалом, гарантирующим всей собственной сложной процедурой переживание ритмов Космоса.
Ритуальные истоки права также подтверждаются чрезмерной насыщенностью символизмом действий, описанных в нормативных актах. Именно символический характер любого акта, например манципации, оказывается условием переживания мифа в ритуале, когда вся жизнь, по словам А.Ф. Лосева «предстает вдруг как бесконечный символ, как сложнейший миф, как поразительное чудо». Космоцентрические установки любого ритуала, труизм культурной антропологии, неминуемо проявляют себя и в формальностях римского права, превращая акт купли-продажи в акт творчества демиурга, который извлекает гармонию из хаоса.
Попытка прочтения юридической практики Древнего Рима в свете его ритуальных истоков рифмует значение права в культуре потомков Ромула с понятием ли в конфуцианстве и ведическом учением о рите. Основанием такого утверждения служит непосредственная связь, как первой, так и второй категории культуры с понятием о мере, что не нарушить ни одному существу без возмездия. Раскрытие данной перспективы позволяет прочитать текст юридических символов в свете новой онтологии права как феномена, рожденного благодаря вслушиванию человека в ритмические звуки-колебания всего под небесами. Из попытки услышать этот космический ритм поэтами героической эпохи Эллады буквально одновременно родились единые по собственной сущности номос, фаланга и новая музыкальная культура, позволившая осуществиться в действительности и первому, и второму феномену.
Фактически, в римской, как и в любой архаической культуре право оказывается одним из ритуалов, направленных на поддержание лада-порядка в Универсуме, оно обеспечивает переживание фундаментального культурного мифа и гарантирует сопричастность индивида находящейся в основании времен борьбы с драконом (показательно, что главный бог-законодатель античной Греции, Аполлон, - победитель Пифона).
Категория: Философские науки | Добавил: Administrator (20.02.2014)
Просмотров: 534 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]