Германские языки - Филологические науки - Сортировка материалов по секциям - Конференции - Академия наук
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Академия наук

Понедельник, 05.12.2016
Главная » Статьи » Сортировка материалов по секциям » Филологические науки

Германские языки

Звукоподражательные глаголы немецкого языка: проблема мотивированности

Автор: Улицкая Мария Григорьевна, магистр филологических наук, аспирант, Белорусский государственный университет, г. Минск, Республика Беларусь

 

Исследование звукоподражательной лексики современного немецкого языка в настоящее время представляет значительный интерес не только в синхронической перспективе, но и в диахроническом аспекте, поскольку существует ещё ряд нерешенных проблем в области языковой номинации, мотивированности языкового знака, основ его появления и функционирования. С целью проследить историю образования и особенности номинации звукоподражательных глаголов немецкого языка на материале этимологического словаря Duden «Das Herkunftswörterbuch. Etymologie der Deutschen Sprache» и словаря Duden «Deutsches Universalwörterbuch» нами была рассмотрена группа глаголов, передающих звучание воды.

Для передачи звучания воды в современном немецком языке функционирует небольшая группа галоголов (brodeln, sprudeln, pladdern, platschen, plätschern, planschen, panschen, planschen, wallen). На древнейшую природу происхождения указывает их принадлежность к индоевропейскому лексическому фонду. Это подтверждается этимологическим анализом, из которого видно, что часть глаголов образована от индоевропейских корней: *bh[e]reu-/*bh[e]ru- ‘подниматься, бурлить, бродить’ (нем. brodeln ‘кипеть, бурлить, клокотать, бить ключом’, sprudeln ‘бить ключом, пениться’); *ris- ‘падать, подниматься‘ (нем. rieseln ‘журчать, струиться; течь (тонкими струйками)’); *uel- ‘вращать, крутить’ (нем. wallen ‘бурлить, кипеть; волноваться (о море)’, ср., russ.‘ volna‘ ). За время развития лексики от средневерхненемецкого периода до современного у исконно немецких глаголов наблюдаются изменения анлаута (ср., spätmhd. blatschen, nhd. platschen; mhd. blatzen, nhd. platzen) и ауслаута (ср., mhd. rieselen, nhd. rieseln).

Группа глаголов – platschen, plätschern, planschen, plantschen, pladdern с общим семантическим значением ‘плескаться, журчать, шлёпать по воде’, согласно этимологическому словарю Duden, не обнаруживает связи с другими индоевропейскими языками. Появление исходного глагола данной группы platschen (spätmhd. blatschen, blatzen) засвидетельствовано лишь в 15 веке – ранневерхненемецком периоде развития языка. С 16 века в языке начинает функционировать глагол plätschern ‘плескаться; журчать (о ручье, дожде)’ – итеративное образование от platschen —, обозначающий шум при ударе тяжёлых (мягких) тел о воду при падении. Факультативная назализированная форма данного глагола – planschen ‘плескаться (в воде); шлёпать по воде’, позднее – plantschen (18в.). Глагол pladdern (16в.) ‘плескаться, журчать; шлёпать (по воде); резко, с шумом падать большими каплями (о дожде)’ встречается в нижненемецких диалектах.  Шум дождя передают также такие звукоподражания, как platzen (mhd. blatzen) и rieseln (mhd. riselen ‘капать’). Так, в 15 веке от глагола platzen ‘лопнуть, лопаться; треснуть, трескаться, разрываться’, передающего возникающий при столкновении тел, выстрела, взрыва шум, образовалось существительное Platzregen ‘проливной дождь, ливень’.

Глагол brodeln ‘кипеть, бурлить, клокотать, бить ключом’ производный от древненемецкого существительного brod ‘бульон’, восходящий в свою очередь к глаголу brauen (ahd. briuwan, mhd. briuwen, bruwen) ‘варить (пиво), готовить; кипеть, бурлить, клокотать (о воде)’. Под влиянием диалектной формы глагола  prudelnbrodeln предположительно от глагола sprühen ‘разлетаться, разбрызгиваться’ в 17 веке возник глагол sprudeln ‘бить ключом, пениться; клокотать, бурлить, кипеть’. В дальнейшем для исследуемых глаголов наблюдается семантическое эволюционирование, происходящее на базе метонимических и метафорических переносов.

Поскольку рассматриваемые нами глаголы имеют звукоподражательную природу, целесообразно также обратить внимание на характер связи между звучанием глаголов и их денотатами. М. Граммон показал, что звуки живого языка, используемые в звукоподражательных словах, лишь приблизительно имитируют естественные шумы и звуки. Это объясняется тем, что наши органы речи не в состоянии точно воспроизвести звуки природы, входящие в другой ряд по сравнению со звуками человеческого языка [2, c. 136 – 137]. Однако поскольку всем языкам присуща тенденция установления определенной связи между объектами природы и придания языку непосредственного характерного звучания, возможно говорить о том, что в основе номинации звукоподражательных глаголов лежат признаки объектов, обусловленные акустическими параметрами их звучания (высота, громкость, время, регулярность (периодичность) колебаний, диссонантность).

Семантический анализ словарных дефиниций исследуемых глаголов показал, что общим семантическим значением для них является воспроизведение глухого/ звонкого булькающего, журчащего либо хлопающего шума, возникающего при течении либо ударе/ падении о/ на водную поверхность. Отсюда мы делаем вывод о том, что наличие одних и тех же характерных звуков в фонетической оболочке глаголов, передающих звучание воды, не случайно. Опираясь на фонетико-семантические исследования В.В. Левицкого и О.В. Матасовой, устанавливаем общие для данной группы глаголов закономерности номинации по акустическим параметрам звучания, свойственного денотату. Так, смычно-взрывные звуки [b], [p] в начальной позиции глагола воспроизводят акустический эффект звонкого/ глухого удара. Звук [l] в середине слова имитирует длительность (Х. Марчанд) и выполняет также функцию передачи множественности, повторности действия [1, с. 113]. Ф. Клуге, обсуждая древнегерманские итеративы с [l] в корне, замечает, что „здесь всегда речь идёт о глаголах-обозначениях движений, шумов…“ (ср., platschenpladdern, wallen) [1, ср. 111]. Финальные носовые и щелевые согласные в основе слова (planschen, plantschen, platschen, plätschern, rieseln) указывают на участие мягкой поверхности в произведении звука, как правило, водной среды. Наличие в корне глаголов гласных заднего ряда [a:], [a], [o:], [u:] имитируют короткий низкий акустический эффект. Итеративные германские RL-форманты (нем. -ern, -eln) также имеют звукоизобразительную природу. Они восходят к выделившимся в результате переразложения германским секундарным суффиксам (ahd. -aro-, -alo-). Согласно В. Вильманс, немецкие глаголы с -ern/-eln большей частью обозначают повторяющиеся, быстрые и короткие/долгие движения и слуховые впечатления от них [1, c.111].  Таким образом, делаем вывод о том, что передача звучания предметов и явлений неживой природы зависят от свойств и качеств источника звука, видов их движения и среды, в которой возникает звук.

 

Литература:

  1. Воронин, С.В. Основы фоносемантики / С.В. Воронин. – СПб.: ЛЕНАНД, 2006. – 248с.
  2. Воронин, С.В. Фоносемантические идеи в зарубежном языкознании / С.В. Воронин. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. – 199 с.
  3. Duden, Das Herkunftswörterbuch. Etymologie der deutschen Sprache / Duden. – 4.,neu bearb. Aufl. – Mannheim: Dudenverlag, 2007. – 960 S.
  4. Duden, Deutsches Universalwörterbuch / Duden. – 6., überarb. und erw. Aufl. – Mannheim: Dudenverlag, 2007. – 2016 S.
Категория: Филологические науки | Добавил: Administrator (25.03.2016)
Просмотров: 188 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]